Creative Crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Creative Crossover » Топка » Дополнительная информация о персонажах и вселенных


Дополнительная информация о персонажах и вселенных

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Бывает весьма неприятно когда кто-то незнакомый со вселенной откуда взят ваш персонаж или просто незнакомый с его предысторией пытается отыгрывать так что он знаком с вами в прошлом. Эта тема создана специально, чтобы несколько упростить данные ситуации, если вы захотите отыграть что-либо подобное сначала посмотрите здесь инфу о вашем партнере по игре. здесь вы можете выложить инфу о вашем персонаже или о его вселенной, если вы это не выложили в биографии своей анкеты ил просто захотели что-то добавить.

0

2

WARHAMMER 40K

Краткая история

Империум

Сожги еретика!
Убей мутанта!
Преследуй нечисть!

Главный закон человечества в 41-ом тысячелетии.

Империя людей возникла в ходе священного крестового похода, когда войска, ведомые самим Божественным Императором, и его сыновьями, Примархами, принесли разобщённому человечеству свет Имперских Истин. Новой эпохе предшествовал Тёмный Век Технологий, оставивший после себя разбросанные по всей Галактике Стандартные Шаблонные Конструкции, содержащие крупицы древних знаний.

Величайший триумф новорождённой империи закончился таким же величайшим падением, и гражданской войной; лучшего и самого любимого сына Императора, Хоруса, соблазнили своими посулами лживые Боги Хаоса, и он повернул оружие против своего отца.

Божественный Император не погиб, но был заключён на десять тысяч лет в Золотой Трон, непрерывно поддерживающий его жизнь, а остатки разгромленных предателей бежали в Око ужаса. В настоящее время империя сражается с флотом тиранидов под кодовым именем левиафан. Его цель- святая Терра. Если флот достигнет своей цели, империя обречена.

Новый порядок окончательно устоялся после Века отступничества, последовавшего после подавления Ереси Хоруса. Империя погружен в непрерывную войну с бесчисленными врагами человечества: из Глаза Ужаса изливаются извращённые орды Хаоса, время от времени начинающие свои Чёрные Крестовые походы; беспредельные просторы Галактики бороздит Великий Пожиратель — флоты-ульи тиранидов, уничтожающее всё живое на планетах, которые встретят; миры людей подвергаются атакам зеленокожих дикарей-орков, и пиратов-эльдаров, великих мастеров изощрённых пыток.

Вторжению монстров, составляющих сущность Великого Пожирателя, обычно предшествует появление мутантов-генокрадов. Под прикрытием благочестия они плодят секты и тайные общества, и в нужный момент поднимают мощное восстание, что делает их миры лёгкой добычей для тиранидов. Сектанты поклоняются своим хозяевам, однако Великий Пожиратель поглотит и их, вместе со всей биосферой планеты.

Уже через тысячи лет после Ереси Хоруса появились новые враги: новорождённая империя Тау, чья расширяющаяся сфера влияния неизбежно столкнётся с империей, и некроны — спящие в мирах-гробницах металлические скелеты, воплощение древнего ужаса.

Структура

Бог-император человечества

Человеческий псайкер, наделенный богоподобной мощью, объединивший всё человечество своим именем. Будучи номинально всемогущим правитилем Империи людей, Бог-император Человечества был искалечен во время событий Ереси Хоруса, катастрофического восстания, в результате которого он превратился в изувеченную оболочку себя самого, неспособный говорить или как-либо иначе выразить свою волю в материальном мире. Заключенный в систему жизнеобеспечения, известную как Золотой Трон, Император превратился в номинального главу Имперского правительства и символ Имперской веры.

Высшие Лорды Терры

С момента восшествия Императора человечества на золотой трон, последовавшего за его противостоянием с Военачальником Хорусом, все действительные руководящие функции принял на себя Сенаторум Империалис, совет двенадцати Высших Лордов Терры. Высшие Лорды являются представителями двенадцати самых могущественных организаций Империи людей, причем как состав представленных организаций, так и круг полномочий каждого представителя может меняться. Их задача - принимать наиболее далеко идущие решения и задавать общую стратегию Имперских военных сил. Некоторые Имперские организации столь важны, влиятельны и могущественны, что невозможно представить себе, чтобы их представитель не присутствовал среди Высших Лордов.

Следующие девять должностных лиц почти всегда являются также Высшими Лордами:

   1. Магистр Администратума
   2. Инквизиторский Представитель (Инквизиторским Представителем может быть любой Инквизитор, уполномоченный говорить от лица всей Инквизиции)
   3. Экклезиарх Адептус Министорум
   4. Генерал-Фабрикант Адептус Механикус
   5. Великий Маршал Провост Адептус Арбитес
   6. Посланник Патерновы Навигаторов
   7. Мастер Астрономикана
   8. Великий Магистр Оффицио Ассасинорум
   9. Магистр Адептус Астра Телепатика

Оставшиеся три кресла могут быть заняты представителями следующих организаций:

   1. Лорд Командующий Сегментум Солар
   2. Лорд Командующий Милитант Имперской Гвардии
   3. Кардинал(ы) Священного Синода Терры
   4. Аббатиса Санкторум Адепта Сороритас
   5. Генерал-Капитан Адептус Кустодес
   6. Канцлер отдела Имперского Имущества
   7. Представитель Вольных Торговцев
Адептус Терра

Адептус Терра, также известные как Духовенство Земли - центральная организация Империи людей, к ней принадлежит большинство других официальных отделов и организаций. Только Экклезиархия и Инквизиция формально не являются частью Адептус Терра. Адептус Терра является скорее номинальным объединением, а является организацией как таковой, поскольку каждая её подразделение действует в основном совершенно автономно. Наиболее влиятельной фигурой в Адептус Терра (и, если не де юре , то де-факто, во всей Империи людей) является Магистр Администратума.

Следующие организации формально являются частями Адептус Терра:

    * Администратум
    * Департменто Муниторум
    * Адептус Механикус
    * Оффицио Ассасинорум
    * Адептус Астра Телепатика
    * Адептус Кустодес
    * Адептус Арбитес
    * Имперская Гвардия
    * имперский флот
    * Адептус Астартес
    * Планетарные Губернаторы

Бесконечная война требует великих героев; на острие сражений всегда находятся прославленные ордена Космического Десанта, которым помогают бесчисленные полки Имперской Гвардии. Среди гвардейцев выделяется немало элитных полков: Кадианские Шок-Воины, Преторианцы, Катачанские Джунглевые Бойцы, Мордианская Железная Гвардия.

Священная экклезиархия несёт человечеству свет Культа божественного императора, а Инквизиция сурово карает еретиков, вплоть до Экстерминатуса — уничтожения целых миров.

Верный оплот Империи людей — культ Адептус Механикус, исправно снабжающий бесчисленные армии человечества всем необходимым. Механикумы, цитаделью которых является Марс, планета-сестра Священной Терры, свято поклоняются Омниссии, воплощением которого считается Божественный Император.

Многие из этих организаций имеют свои собственные войска — Адептус сороритас у Экклезиархии, Техногвардия у Адептус Механикус.

Колёса гигантской Империи людей поворачиваются очень медленно; от известия о вторжении ксеносов или мятеже до прибытия войск может пройти не один год. Поэтому правителям многих планет предоставляется широкая свобода действий; Империя ограничивается лишь требованием десятины и рекрутов, сурово карая за невыполнение этого требования. Многие миры содержат собственные Силы Планетарной Обороны, способные в случае вторжения ксеносов или еретиков какое-то время удерживать планету, пока не прибудет Имперская Гвардия.

Однако слуги Императора не всегда пускают в ход свои армии; иногда вполне достаточно ликвидировать зачинщиков мятежа, отправив к ним вышколенных убийц Оффицио Ассасинорум.

Империя людей считает своими заклятыми врагами еретиков, ксеносов и мутантов, которые не должны жить.

Убей мутанта
Сожги еретика
Отвергни нечисть

(англ. Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean')

Однако существование некоторых людей с паранормальными способностями (псайкеров), появившимися в ходе мутаций, допускается. Они могут быть полезны в качестве Библиариев Космического десанта, и навигаторов, ведущих космические корабли людей через ужасы варпа. Путеводной звездой для них является Астрономикон, зажжённый самим Божественным Императором на Золотом Троне.

Империя людей не является монолитом; её жизнь наполнена интригами между различными фракциями астронавигаторов, орденами космодесанта, между Священной Террой и губернаторами планет. Даже верный меч Императора — Инквизиция — расколота на ряд фракций, чьи взгляды на природу Хаоса различны. Инквизиторы-радикалы зачастую готовы использовать артефакты и демонов Хаоса для уничтожения еретиков, тогда как остальные представители Человечества стремятся сразу истребить такие артефакты, дабы не подвергать себя риску осквернения. Радикалы могут пойти и на сотрудничество с ксеносами, вместо того, чтобы убить тех на месте; таким образом, лишь тонкая грань отделяет радикала от ереси и предательства.

У Империи людей много защитников:

    * Адептус Астартес (космический десант)
    * имперский флот и имперская гвардия
    * Адептус Арбитрес (полицейские силы)
    * Адептус Кустодес (охрана божественного императора)
    * Адепта Сороритас (армия амазонок Экклезиархии, Сёстры битвы)

Свои войска есть и у Адептус механикус:

    * Техногвардия
    * Легионы титанов
    * Скитарии

Священная Инквизиция также имеет в своём составе военную силу:

    * Ордо Ксенос(с орденом Астартес караул смерти) — охотники на чужих
    * Ордо Маллеус (с Серыми рыцарями) — охотники на демонов варпа
    * Ордо Еретикус — охотники на хаосопоклонников

Хаос

Точного определения Хаосу я так и не нашел, возможно потому что его и нет ^^  так что начнемс сразу с главных действующих лиц.

Боги Хаоса

Нургл

http://s58.radikal.ru/i160/0902/0d/807ca7169f82.jpg
Нургл (англ. Nurgle) — один Богов Хаоса, повелитель болезней и разрушения, черпающий свою силу из безнадежности и отчаянья смертных. Его огромное и распухшее тело, покрытое фурункулами вечно гниёт, источая нестерпимый запах. В его ранах и нарывах обитают маленькие демоны - нурглинги. Несмотря на это, Нургл полон болезненной энергии и посылает своих демонов, распространять порчу по всей Вселенной. Смертные, умирающие от неё, находятся в вечной агонии, их души получает Бог чумы, и они становятся его новыми демонами. Смертный, дотронувшийся до слуги Нургла, обречен на смерть, и только молитва и клятва верности Нурглу может спасти его. Одним из таких несчастных стал Мортарион, примарх Гвардии Смерти.

Нургл - вечный враг Тзинча,черпающего силу из жажды смертных к переменам.

Тзинч

http://s49.radikal.ru/i124/0902/9a/5bf2c1086264.jpg
Тзинч (англ. Tzeentch) — один Богов Хаоса в вымышленной вселенной Warhammer 40,000, повелитель судеб и магии, мастер интриг и конспирации. Тзинч черпает силу из жажды смертных к переменам. Его тело покрыто постоянно изменяющимися лицами, злобно косящимися и осмеивающими наблюдателя. Когда он говорит, некоторые лица повторяют его слова с некоторыми отличиями, или дают коментарии, которые ставят под сомнения его слова. Малые лица появляются и исчезают довольно часто, но голова его неизменна. Его моршинистое лицо низко посажено и у него нет шеи, так что сложно отделить его голову от груди, его завивающиеся рога растут из плеч. Его окружает разноцветный магический туман, создавая всевозможные, постоянно изменющиеся узоры, картины из жизни смертных, показывающие их судьбу. Тзинч постоянно следит за судьбами и интригами смертных, используя их в своих планах. Его конечные цели никому не известны, возможно он хочет подчинить себе всех смертных и стать самым могущественным богом Хаоса. Обычно слуги Тзинча получают от него магические способности.

Тзинч — вечный враг Нургла, черпающего силу из отчаяния и безнадёжности.

Слаанеш

http://i026.radikal.ru/0902/2b/46d4727148b0.jpg
Слаанеш (англ. Slaanesh, Slaaneshi ) — один Богов Хаоса, также носит имена Лорд Удовольствий, Темный Принц, Та что Жаждет, Великий Враг. Его последователи ставят наслаждение превыше всего. Именно из этого Слаанеш черпает свою силу. Он правит в раскошном дворце посреди пустоты, его самые верные последователи разбросаны по полу, придаваясь всем возможным плотским наслаждениям. Инетересно, что в традиции Эльдар Слаанеш выступает, как женщина, в то время как канониками Империума воспринимается либо как мужчина, либо как андрогин. Объективно Слаанеш не имеет конкретной половой принадлежности, а совмещает признаки обоих полов, но поскольку основными источниками информации о Слаанеше были все же летописи Черной Библиотеки Эльдагара, то чаще все же Темный Принц выступает в своей женской ипостаси. Высший демон Слаанеша, его непосредственное воплощение, Хранитель Секретов - огромное обнаженное прямоходящее существо с козлиной или человеческой горовой, несколькими рядами женских грудей и дополнительной парой верхних конечностей (клешней). Число Слаанеша — шесть.

Слаанеш появилась позже других Разрушительных Сил во время инцидента, называемого Падением. С тех пор наиболее желанной добычей для нее остаются души породившего ее народа Эльдар.

Слаанешу поклоняется Легион Космодесантников Хаоса «Дети Императора». Традиционные цвета культа Слаанеша - розовый, черный и золотой. Жрецы и чемпионы Слаанеша всегда изменяются, принимая форму бисексуального гуманоида, мужчина справа и женщина слева неземной красоты. Так же неизменными атрибутами культа являются рога, клешни и вычурные золотые украшения, зачастую имплантированные в плоть, иногда волосы заменяются щупальцами и отростками (в случае Карнавала Хаоса).Также культисты часто употребляют запрещенные наркотики и устраивают дикие оргии во славу своего бога.

Последователи Слаанеша часто конфликтуют с последователями Кхорна, черпающего силу из смерти и разрушения.

Кхорн

http://s52.radikal.ru/i138/0902/59/723021044872.jpg
Кхорн (англ. Khorne) — один из Богов Хаоса, Бог крови и разрушения, черпающий силу из дикого и бессмысленного насилия. Каждое убийство приносит ему наслаждение. Кхорна часто описывают как крепкого гуманоида в сотни футов ростом, сидящего на медном троне, который, в свою очередь, находится на горе окровавленных черепов его последователей и их жертв. Бог одет в странные доспехи, украшенные многочисленными узорами — преимущественно черепами. На его голове огромный крылатый шлем, который является частью звериного, злобного лица, выглядывающего из под шлема. Кхорну не строят храмов — ему поклоняются на поле боя. Его знак — топор, любимое оружие избравших служение этому темному богу. Кхорн не считает магию достойным воина делом. Он дает своим последователям большие умения во владении оружием, поскольку поборник Кхорна должен убивать противника лицом к лицу, своими руками.

Последователи Кхорна часто конфликтуют с последователями Слаанеша, черпающего силу из стремления смертных к наслаждениям.

Легионы-предатели Космического Десанта

Дети Императора

http://s55.radikal.ru/i150/0902/fb/376169410c74.jpg

Сотни лет назад, во времена Ереси Хоруса, падшие Космические Десантники Легиона Детей Императора были грозой Имперской Инквизиции, распространяя по галаткике чуму порочности и извращённой психики. Преданные своему делу Инквизиторы проводили время в долгих тренировках, чтобы защитить себя от влияния Слаанеша и расползания вражеской религии. Однако давным-давно эти агенты Хаоса находились среди слуг Человечества, более того Дети Императора некогда считались самыми верными его воинами.

Происхождение

Давным-давно во время Эры Раздора, путешествия сквозь варп стали невозможными, и все миры, на которых обитало человечество, были отрезаны друг от друга, оставленные на произвол судьбы даже соседними звёздными системами. Libram ex Dominar, один из единственных оставшихся с того времени текстов, рассказывает о Кемосе (Chemos), одном из таких миров. Кемос был горнодобывающей колонией, которая напрямую зависела от поставок продовольствия с других планет. Правители планеты попытались решить проблему с едой самостоятельно, но умирающий медленной смертью мир Кемоса, не мог дать много пищи. Всё изменилось, когда стражники на стенах Каллакса, самой большой из оставшихся заводов-крепостей, увидели, как с небес падает метеор, огненный хвост которого прочертил небо. Метеор упал примерно в миле от городских стен. Хотя у Исполнителя Каллакса (Executive of Callax) было мало людей, он послал на место падения отряд разведчиков, надеясь, что метеор на самом деле - космический корабль, и кто-нибудь из его экипажа выжил. То, что они нашли, стало частью легенды.

В центре кратера, среди раскалённых обломков стасисной капсулы лежал младенец, но в то же время было в нём что-то необычное. Обычно сирот на Кемосе убивали - правительству не хватало ресурсов на то, чтобы содержать тех, кто не мог отрабатывать свой хлеб на фабриках. Но капитан разведчиков, Каллакса взглянув в глаза ребёнка, понял, что перед ним не простой человек. В противоречие всем традициям, капитан разведчиков обратился к Правителю, с просьбой усыновить ребёнка. Правитель дал своё разрешение. Капитан назвал своего сына в честь мистического бога-создателя Кемоса, по имени Фулгрим (Fulgrim). Дитя вскоре затмило своими деяниями легенды самого мифического бога, став известным жителям всей планеты.

Фулгрим вырос сильным, могучим и потрясающе быстрым человеком. В половину младший, чем его одногодки-работяги, он уже был способен отрабатывать несколько дней подряд без отдыха. Он был развит не только физически, но и прекрасно разбирался в технологиях и машинах, на которых он работал, даже начав совершенствовать их. В пятнадцатую годовщину своего приземления, Фулгрим был повышен из простых работников до инженера самого Исполнителя. Узнав о постепенном ухудшении состояния городов Кемоса и скорой гибели населения, Фулгрим поклялся спасти свой мир от надвигающейся гибели.

Он убеждал одного за другим работников Исполнителя о борьбе против энтропии, которая уничтожала Кемос. Под руководством Фулгрима отряды инженеров устраивали походы, основывая далеко от крепости в практически необитаемых регионах, новые поселения. Старые штольни были открыты заново и снова заработали, пополняя запасы минералов и позволяя строить всё более сложные машины. В полную силу была задействована система переработки. Наконец, Каллакс начал производить больше, чем его жители могли потреблять. Подняв экономику планеты, Фулгрим не забывал заботиться и об её культуре, заново создавая искусство и мораль, восстанавливая человеческий дух, который ранее был принесён в жертву выживанию планеты. Каллакс рос, и остальные поселения поспешили присоединиться к новой планетарной структуре. Через пятьдесят лет после своего появления на планете, Фулгрим стал правителем всего Кемоса.

По прошествии нескольких лет, период изоляции планеты подошёл к концу. С небес падали посадочные корабли с людьми в броне и с лицами, покрытыми боевыми шрамами. Каждый из них нёс на себе символ двуглавого орла. Прослышав об этом, Фулгрим вспомнил некоторые вещи, которые доселе были сокрыты от него. Формально на Кемосе не было армии, но зона приземления непонятных кораблей была окружена Опекунами (Caretakers), полицейскими-солдатами, ответственными за соблюдение порядка на заводах-крепостях. Фулгрим отдал Опекунам приказ не причинять пришельцам вреда, и проводить их в Каллакс.

В спартанские апартаменты Фулгрима вошли звёздные воины в доспехах. Их лица были покрыты шрамами, а с наплечников свисали свитки, на которых были начертаны истории их подвигов. Оружие и доспехи были отличного качества, а баннеры и вымпелы представляли собой произведения искусства. Фулгрим сообразил, что они были не просто людьми продвинутых технологий, но также и очень образованными. Он также понял, что это были его потерянные давным-давно братья, которые вернулись за ним на Кемос. Из рядов воинов выступил лидер, Император Человечества. Фулгрим только раз взглянул на него, а потом преклонил колено и предложил ему свой меч. С этого дня Фулгрим служил Императору, преданный ему всем сердцем.

От Императора Фулгрим узнал о Терре, о Великом Крестовом Походе, призванном восстановить правление человека в галактике, и о своём собственном происхождении. Хотя происходящее представлялось слишком фантастичным, Фулгрим поверил в каждое слово, и отправился на Терру, чтобы возглавить Легион Детей Императора, участвующий в Крестовом Походе. В отличие от остальных Легионов, Дети Императора были очень немногочисленны - из-за аварии были уничтожены почти все хранилища генокода и, так как Примарх также пропал, восстановление Легиона было сложным процессом. Фулгрим смог взять с собой только двести воинов, всё, что мог себе позволить Легион. Он дал им священное задание восстановить мудрость Императора во всех мирах. "Мы - Его Дети", - сказал он тогда, если верить Книге Примархов (Book of Primarchs), - "Сделаем же так, чтобы каждый, кто посмотрит на нас, знал об этом. Мы не оправдаем его надежд, только если у нас будут недостатки. Так оправдаем же его надежды!".

Зачистка Лаерана

(Записано Писцом Первого Ордена Венделем Воссом в году Императорском 893/M31)
Вскоре после завершения своего Крестового Похода, Дети Императора обнаружили новую, ранее неизвестную расу инопланетян, которые называли себя Лаер (Laer). Анализы разведки показали, что Лаеране сконцентрированы в одной звёздной системе - Лаеран. Несмотря на это, они оказались сильным противником. Как и Дети Императора, Лаер достиг большого уровня развития. С рождения используя химические манипуляции, каждый Лаеранин мог стать прекрасным воином, солдатом, дипломатом, рабочим или даже художником. Обозреватели Адептус Администратум даже начали сомневаться, можно ли покорить такую расу и присоединить её к Империуму, так как они, несомненно, были могущественными соперниками.

Фулгрим отказался решать проблему мирным путём. По его мнению, только человечество имело право на жизнь. Раса, которая обладала идеалами сходными с человеческими, для Фулгрима была надругательством над идеями Императора, а потому заслуживала только аннигиляции. Он приказал Лордам Коммандерам немедленно атаковать, начав войну, которую, так или иначе, предсказал Администратум. Фулгрим, услышав это предсказание, кивнул головой. В течение одного месяца, сказал он, Орёл будет править Лаераном.

Битва началась по всей планете. Дети Императора атаковали Лаер из космоса, бои велись на поверхности планеты, в глубине её океанов и на орбитальных платформах. Везде они встретили противника, прекрасно приспособленного к окружающей среде - био-электроника военных кораблей соединялась прямо с мозгом экипажа, подводные войска могли дышать под водой, разведчики могли двигаться с высочайшей скоростью, а стрелки обладали зрением, с помощью которого были способны снять любого Десантника с расстояния в несколько миль. Обе стороны несли огромнейшие потери. Если бы не усилия Апотекариев Легиона, более половины всех воинов Детей Императора отправились бы на тот свет.

Лаеране так и не сдались - последний воин этой расы погиб на руинах столицы планеты. Через месяц после начала атаки, Фулгрим воткнул штандарт Имперского Орла в землю, на которой валялись трупы Лаеран. Более семи сотен Десантников были мертвы, вшестеро больше получили ранения, но Фулгрим считал, что поступил правильно.
Во время вторжения на Лаеран, Человечество уничтожило расу, которая по духу более всего походила на людей, таким образом ещё раз доказав, что оно намного более жестокое.

[Примечание Архивариуса: Система Лаеран на данный момент представляет собой звезду с планетой с тремя городами и дюжиной небольших шахт. Все следы, проживающей здесь ранее расы исчезли].

Императору так понравились слова своего нового сына, что он оказал Легиону Фулгрима невиданную честь: Дети Императора получили право носить на своих доспехах изображение Имперского Орла, став единственным Легионом, который может носить подобный знак. Идея похода по близлежащим мирам захватила Фулгрима, но он понимал, что двухсот воинов слишком мало для этого. С благословения Императора, он и его Легион присоединились к Лунным Волкам (Luna Wolves), и Фулгрим сражался плечом к плечу со своим братом Гором (Horus), помогая ему в новом походе - умиротворении Восточной Окраины галактики. Вармастер лично отметил Фулгрима и его Легион, провозгласив их живым воплощением идеалов Космического Десанта.

Увеличившись за счёт новых рекрутов, набранных на Кемосе и Терре, Дети Императора, наконец, смогли собрать силу, чтобы выступить в свой собственный крестовый поход, и Фулгрим повёл свои войска на встречу с неизвестным. Он принёс слово Императора во множество миров, уничтожая любое сопротивление, в абсолютной уверенности, что тот, кто сражается против Императора, сражается против Человечества. Из набирающихся опытом рядов Легиона, он выделил нескольких людей, самых смелых, сильных и благородных, которые стали Лордами Коммандерами и получили в своё распоряжение по полной Боевой Роте. Фулгрим лично обучал Лордов Коммандеров, стараясь, чтобы они были достойны чести быть командирами лучшего Легиона Императора. Лорды Коммандеры в свою очередь передавали его слова офицерам, а те - своим взводам. Таким образом, каждый Космический Десантник Легиона Детей Императора лично следовал путём Императора. В честь Императора они старались быть лучшими во всём: доктрина сражений изучалась вплоть до последней буквы, тактические и стратегические операции рассматривались подетально, а декреты Императора заучивались наизусть. Хотя в то время большая часть Легионов считала Императора просто человеком, а не богом, преданность и поклонение Детей Императора граничила с фанатизмом.

Родной мир

Во время изоляции, архивариусы Кемоса описывали планету, как унылый и суровый мир. На Кемосе, освещаемом двумя небольшими, удалёнными солнцами, и окружённом плотными слоями космического пыли, день нельзя было отличить от ночи. Только неизменные звёзды сияли вечным серым светом. Кемос, основанный как колония для добычи полезных ископаемых, во время изоляции от Терры стал приходить в упадок.

Без прибывающих с других планет ресурсов, тысячи людей голодали, и вскоре на всей планете остались всего несколько мощных заводов-крепостей, где жили единственные выжившие жители Кемоса. Без еды, воды и энергии, жители Кемоса были вынуждены экономить каждый кусок хлеба и каждый глоток воды, работая день и ночь на гигантских фабриках и заводах-синтезаторах, которые тысячный раз перерабатывали пищу, превращая вчерашний мусор в жизненно важные элементы и витамины. Рождение детей, искусство и развлечения были принесены в жертву каждодневной работе ради выживания, и главной ценностью стала эффективность.

После пришествия Фулгрима и возвращения Имперской армии, Кемос быстро развился в индустриальную планету, которая являлась одним из основных поставщиков материалов для Империума. Крепость-Монастырь Детей Императора был основан в центре Каллакса, осуществляя набор рекрутов из самых сильных, смелых и самых умных жителей планеты. Хотя сам Фулгрим никогда не вернулся на Кемос, он старался, чтобы его воля, как эмиссара Императора, беспрекословно выполнялась. Рекруты Кемоса являлись сильными и способными воинами, но мало кому из них удавалось пройти все придирчивые проверки и испытания, которым их подвергал Фулгрим, старавшийся, чтобы каждый, попавший в его Легион, служил примером для других Легионов.

После прекращения Осады Терры и окончания Ереси Гора, Имперские войска начали атаку на Кемос, чтобы уничтожить Крепость-Монастырь Детей Императора и очистить галактику от угрозы Хаоса. После этого, Кемос был объявлен Инквизицией изолированным миром, а далее, никто не знает, что там происходило.

Боевая доктрина

http://s44.radikal.ru/i103/0902/04/1a0f858cdcf1.jpg

Изучая древние битвы и отчёты о боях, писцы Инквизиции по крохам собирают информацию о способах ведения войны Легионом Детей Императора, так как оригиналы текстов о тактике исчезли вместе с самим Легионом. Легион Детей Императора оттачивал всё свои способности, стремясь достичь совершенства. Это касалось и военной доктрины. Каждый Космический Десантник, будь то пехотинец, водитель, стрелок, скаут или снайпер, использовал всё своё время для совершенствования своих способностей. Каждый аспект будущего боя анализировался, изучались все детали, включая преимущества, местность, погоду, размещение, резервы и т.п. На долю случая не оставлялось ничего.

http://s51.radikal.ru/i134/0902/18/77ebf0108e67.jpg

В бою Дети Императора являли чудеса смелости, удивительные даже для Космического Десантника. Они сражались, не потому, что бой был необходим, а потому, что верили в своё предназначение, и выкладывались без остатка, неважно была ли это огромная битва или небольшое патрульное столкновение. Широко было распространено мнение, что Десантник Легиона Детей Императора никогда не бежит из боя. Кроме того, Легион не желал никого брать себе в союзники, ни Имперскую Гвардию, ни даже своих братьев Космических Десантников. Принцип следования примеру Императора настолько сильно вошёл в фибры души Детей Императора, что менять своё мнение о своём высшем предназначении они не хотели.

Организация

Некогда небольшой по численности, Легион Детей Императора ко времени Ереси достигал 30 Рот, и именно с такими силами он отступил в Глаз Ужаса. Каждой Ротой продолжал командовать Лорд Коммандер, харизматическая личность, которая вобрала в себя все качества истинного Космического Десантника. Так как каждый Космический Десантник учится у своего высшего офицера, каждая Рота является почти зеркальным отражением Лорда Коммандера. Как и у некоторых других Легионов, среди Детей Императора наблюдается настоящее поклонение своим лидерам, которое не может поколебать практически ничто.

Верования

Если судить по памятникам Легиона, которые были конфискованы Инквизицией, нельзя сказать, что Дети Императора обожествляли Императора, но их сила веры и преданности ему не уступала Имперскому Культу. Согласно верованиям Фулгрима, его Легион должен был поверить в то, что Император является столпом Человечества, и только старание во всём подражать ему является единственной целью Существования Человека. Так и случилось. Любой человек или организация, которая не соглашалась с этими принципами, заслуживали только презрения. Подобных людей нельзя было даже считать собратьями. Однако поклонение Легиона Императору является строго иерархическим. Совершенство Императора воплотилось в первую очередь в Примархах, которые следовали его примеру, потом - в офицерах Легиона, Капитанах и Лейтенантах и, наконец, в Сержантах и в простых Десантниках. По мнению Инквизиции, именно такая сугубо иерархическая система и позволила Хаосу поразить целый Легион в сравнительно короткие сроки.

Уцелевшие свитки свидетельствуют о том, что до того, как попасть под влияние Хаоса, Дети Императора безоговорочно верили в то, что Император, в конце концов, захватит галактику и без всяких проблем уберёт любое препятствие с пути Человечества к полному совершенству. Несмотря на то, что Космические Десантники Легиона считали изучение аспектов боя самым важным, они также изучали и культурные аспекты цивилизации - музыку, искусство, скульптуру. Со всех концов Империума были собраны мастера, которые занялись украшением доспехов, оружия и техники Легиона, с тем, чтобы они отвечали наивысшим стандартам. Высоко ценилось всё многообразие наук Человечества и практически не существовало таких направлений, которые бы не изучил Легион.

Генокод

Сохранившиеся фрагменты Кодекса Апотекарион Терра (Codex Apothecarion Terra) указывают на то, что после того, как чуть ли не весь генокод Легиона была уничтожен из-за аварии в процессе его воспроизведения, к Апотекариям, которые работали с генетическим материалом, должны были быть применены требования абсолютной аккуратности. Возможно, именно это повлияло на веру Легиона в собственное совершенство, что в свою очередь сделало их генокод наиболее чистым и стабильным из всех генокодов других Легионов. Для имплантации использовались самые лучшие физические экземпляры, так, что мутаций практически не наблюдалось, и всеобщая вероятность мутирования составляла почти абсолютный нуль. Каждое улучшение, производимое с помощью функционирования генокода, делалось на грани совершенства, позволяя Космическому Десантнику максимально использовать его на поле боя. Ни один из других Легионов Космического Десанта не смог достичь такой чистоты, а технология и способы подобных улучшений так и не были достигнуты со времён Ереси Гора.

Боевой клич

"Мы - Дети Императора! Смерть врагам Его!"

Ересь Хоруса

После того, как Примархи и Космические Десантники завершили Великий Крестовый Поход, Император вернулся на Терру и занялся укреплением Империума, в чём ему помогали остальные Легионы. Большая часть людей (и Примархов) была согласна, что Император должен находиться в сердце Империума - на Терре, но кое-кто был против: Вармастер Гор, командир Легиона Сынов Гора, самый могущественный из Примархов. В своём высокомерии Гор считал, что Император ослабел и превратился в человека, недостойного, чтобы за него сражались. Узнав о предательстве Гора, Император послал ему на встречу семь полных Легионов Космических Десантников, приказав им, если будет нужно, уничтожить ренегата. Первыми в систему Иштваана, где находился Гор, прибыли Дети Императора. Фулгрим лично встретился с Гором и потребовал от него объяснений, не понимая, почему тот так поступил. Но Гору удалось обмануть Примарха и склонить его на свою сторону. Совет Харона, созданный после Ереси Гора попытался выснить, что же заставило Фулгрима предать Императора, и пришёл к выводу, что Гор воздействовал на него, ослабив его волю до такой степени, что Хаос захватил душу Примарха и отвратил его от Императора. По мере того, как текла долгая беседа между Фулгримом и Гором, преданность Фулгрима Терре разрушалась, и её заменило всепоглощающее желание уничтожить ложного Императора, правление которого сдерживает Человечество на пути к совершенству. Фулгрим всегда ставил совершенство выше любого материального предмета. Сбитый с пути истинного словами Гора, Фулгрим поддался его обещаниям о новом Человечестве, которое, отбросив ложные представления о слабом Императоре, поднимется к пику своей цивилизации. Слаанеш нашёл в Фулгриме надёжного слугу, нашёптывая ему сладкие слова о великом совершенстве, и Фулгрим добровольно попал под власть этого своего нового бога.

Лорд Эйдолон

Лорд Эйдолон был первый Космическим Десантником, которого Фулгрим сделал командиром целой Роты Детей Императора, а вскоре провозгласил его самым великим командиром малых подразделений Легиона. До разложения Легиона, Эйдолон поставил себе целью совершенствование во всех аспектах боя. Его войска равно хорошо сражались в осадных операциях, в укрепрайонах, вылазках и долгих кампаниях, никогда не давая повода подозревать их в отсутствии опыта или некомпетентности.

Эйдолон считал Фулгрима отцом в буквальном смысле этого слова, считая генетическую связь между Примархом и собой не менее сильной, чем узы отцовства. И хотя Эйдолон знал, что он никогда не сможет сравниться с Фулгримом в его силе, он продолжал изучать тактику и стратегию, разработанную Примархом, его труды и речи, надеясь приблизиться к нему в совершенстве как можно ближе. Несмотря на попытки учёных, находящихся на службе Инквизиции, выяснить, смог ли Эйдолон выжить после Осады Терры, его судьба остаётся неизвестной. По некоторым слухам, Эйдолон ответственен за сотни, если не тысячи стремительных налётов на Имперские миры, произошедшие за последние десять тысяч лет. Возможно, он служит в качестве лейтенанта у Абаддона Грабителя, является консортом Королевы Силелли или Чемпионом в свите Демонического Принца Н'Кари. Ни один Инквизитор так и не смог доказать или опровергнуть эти слухи, но не имея чётких свидетельств его смерти, Инквизиция так и не решается объявить его погибшим.

Когда Фулгрим обратился на сторону Хаоса, то же сделали и его Лорды Коммандеры. Они знали, что их Примарх был верхом совершенства, потому никак не могли ослушаться его и тоже попали под власть Слаанеша. Вернувшись в свой Легион, Фулгрим и Лорды Коммандеры встретились с капитанами, проповедуя им величие Хаоса. Капитаны, в свою очередь, передали учение Слаанеша своим подчинённым и так далее, пока, наконец, целый Легион не предал Императора. Они отбросили своё прежнее отношение к Императору, как к идолу, и чистосердечно перешли на сторону Слаанеша (Slaanesh), преподнося Принцу Хаоса такую же степень поклонения, как прежде - Императору. Слаанеш, в свою очередь, предоставил для Детей Императора видение галактики абсолютной свободы, где зла не существовало в принципе, так как каждый гран опыта был источником наслаждений. Капелланы Легиона ещё больше развили эту мысль, поясняя, что особую ценность имеет каждое мгновение жизни. Совершенство Детей Императора стало превосходством гедонизма, бесконечном в своём объёме и неостановимым в своей ярости. Когда лояльные Космические Десантники прибыли на Иштваан V, Дети Императора стояли первыми в рядах предателей, выступивших против войск Императора, уничтожая своих прежних братьев с ликующей жестокостью.

Восстание Гора ширилось, разрушая всё, что было прежде создано Империумом. Когда Гор осадил Терру, Дети Императора продолжали сражаться на его стороне, но мало что могли сделать во время медленной кампании по разрушению мощной системы защиты Имперского Дворца. Вместо того, чтобы штурмовать неприступные стены, Фулгрим повернул свой Легион против беззащитных жителей планеты, которые при виде войск Хаоса попрятались по домам, зная, что надёжный Дворец сейчас им не поможет. Убийства и резня Иштваана нашли своё продолжение на Земле, но в намного больших, поистине ужасающих масштабах. Пользуясь большой концентрацией кораблей вокруг Терры, Апотекарии и Волшебники Детей Императора, огромными массами брали энергию Слаанеша, увеличивая степень наслаждения Легиона, безрассудно уничтожая не только их тела и сознания, но разрушая и души Десантников. Среди пленных появлялись Демоны, которые пожирали их плоть, а Космические Десантники в это время пытались превзойти их в кровожадности и похоти. Фулгрим с радостью направлял войска туда, где резня обещала быть более кровавой, веря, что его Легион освобождал своих жертв от жестоких цепей Императора, давая им возможность присоединиться к нему в стремлении к совершенству. В то время, пока продолжалась Осада Терры, Дети Императора уничтожили в сорок раз больше мирного населения, чем составляла численность Легиона, стремясь как можно дольше и глубже удовлетворить своё стремление к наслаждению. Точное число погибших от рук Детей Императора во время всей кампании вычислить невозможно.

После ереси

В соответствии с древними хрониками Империума, в момент апогея Осады Терры, Гор встретился с Императором в честном бою один на один и был побеждён. Со смертью Гора, Легионы Хаоса пришли в смятение, поэтому Дети Императора вместе с остальными силами Хаоса вынуждены были бежать с планеты. Во время преследования флота Детей Императора, Имперские корабли не раз проходили мимо уничтоженных ими миров, где валялись горы мертвецов, а немногие выжившие, желая спастись от безумия пережитых кошмаров, умоляли, чтобы их убили. Подчас население целых планет исчезало неведомо куда. В конце концов, оставив за собой непереносимый след жестокости и страха, Дети Императора достигли Глаза Ужаса, где им и их братьям-предателям удалось скрыться от возмездия Империума. В соответствии с Инквизиторским Оракулом Гадеса, Дети Императора быстро потратили все запасы рабов, служивших им игрушками, после чего начали охотиться на единственно возможные жертвы - на воинов других Легионов Предателей. Война, начавшаяся в результате этого, была ужасной и кровавой, но результат был закономерным - Дети Императора были повержены, так как сражались против всех сил Хаоса.

Что случилось с Фулгримом, не знает никто. Враги Слаанеша утверждают, что он погиб во время сражений, но, управляемые роботами Адептус Механикус, зонды так и не смогли найти ни останков тела Примарха, ни его боевой баржи. Среди остатков Легиона Детей Императора ходят слухи, что за его веру в наслаждение, он был возвышен Слаанешем в ранг Принца-Демона, повелителя Демонического мира. На протяжении тысячелетий, Дети Императора, вместе с другими поклоняющимися Слаанешу Космическими Десантниками продолжают искать мир Фулгрима, где наслаждение поистине бесконечно, но из этих Десантников так никто и не вернулся, чтобы рассказать, нашли они что-то или нет. По прошествии десяти тысяч лет Инквизиция продолжает держать ударные войска, которые уничтожают источники любых слухов (даже самые слабые) о существовании предателя Примарха.

Лишившись лидера, Дети Императора продолжают искать источник вечного наслаждения, находя утешение падению своего Легиона в ужасе битв. Они объединяются с другими, преданными Слаанешу Космическими Десантниками, ведя свой собственный злобный крестовый поход. Большая часть их превратилась в Шумовых Десантников (Noise Marines), изменённых существ, склонных к беспричинной ярости и гневу, получающих наслаждение только в рёве взрывов и криках умирающих. Только самое изощрённое наслаждение может прельстить этих пресыщенных удовольствием ветеранов, поэтому они красят доспехи в яркие, кричащие цвета и украшают их шелковыми лентами и золотыми цепочками. Несмотря на своё сумасшествие, они остаются свирепыми, злобными воинами, получающими удовольствие от разрушений, которые они производят. Они готовы служить любому повелителю, который даст им возможность добыть новых рабов, чтобы потом пытать их во славу Слаанеша. Некоторые даже становятся военноначальниками, желая возродить те времена, когда Фулгрим руководил целым Легионом и проносился по галактике вихрем боли и смерти. Эти существа становятся даже более ужасными, чем те маньяки, которые им служат: так как кроме обычного стремления к удовольствию, они стремятся достичь ещё большей степени наслаждения, алча любого опыта, дарующего удовольствие. К счастью, банды Детей Императора встречаются весьма редко. К счастью, потому что, нет судьбы более ужасной, чем попасть к ним в плен.

0

3

Тысяча сынов

http://i034.radikal.ru/0902/8c/3801e71e0370.jpg

Тысяча Сынов рождены Магнусом (Magnus), измененным Примархом. Он был гигантом, который имел кожу медно-красного цвета, ярко красные волосы, и один глаз в центре лба. Некоторые говорят, что его огромные размеры отражали его невероятный интеллект, а единственный глаз его целеустремленность. Во времена Великого Крестового Похода он был самым хитроумным Примархом, и более других подозреваемым в порче. Всю свою жизнь он слышал соблазнительный шепот Хаоса.

Происхождение

После того как Примархи были таинственным образом рассеяны по галактике, Магнус попал на удаленную колонию под названием Просперо (Prospero). Ему не могло повезти более с местом своего падения, циклопический гигант с одним глазом был бы гоним и ненавидим в любом другом Месте. Но на Просперо он попал в окружение родственных душ, он попал в сообщество скрывающихся человеческих псайкеров. И это был не последний раз, когда судьба Магнуса подвергалась тонким манипуляциям.

Изначальные поселенцы Просперо избрали это место за его удаленность от Земли, и потратили не мало усилий для разрыва контактов с остальным человечеством. Единственная цитадель на планете располагалась в глубинах самого массивного горного кряжа планеты. Поддерживаемое обширными подземными гидропоническими фермами, и техно-психическими собирателями энергии, это поселение было настоящим произведением искусства. Так называемый Город Света посреди запустения Просперо светился серебреными башнями, тянущимися в небо обелисками и величественными пирамидами. В глубинах тщательно скрытых реклюзиумов жители Города Света полностью отдавали себя поискам знания и совершенствованию мутации, которая отделала их от остального человечества: психическим способностям.

Легенды гласят, что Магнус пришел как феерическая комета, которая, проткнув тонкую атмосферу Просперо, упала на центральной площади Города. Уязвимость поселения от пришельцев сверху была показана этим пришествием Магнуса, но адепты тайного знания не поняли предупреждения, за что в дальнейшем дорого заплатили. Магнус стал настоящим подарком для ученых поселения. Возможно, они узнали в нем родственную душу, мутанта среди мутантов. Возможно, распознали его потенциал. Известно, что Примарх очень быстро проявил способности, которые заставили его учителей бежать от других людей, и что очень быстро он поставил эти способности под свой полный контроль. Магнус очень быстро постиг все глубины псайкерских наук, быстро превзойдя своих мастеров по силе.

Магнус вырос гигантом, как в плане силы и мудрости, так и в плане физическом. И пришел тот день, когда Магнус открыл свой единственный глаз для Эмпирея и вместо того чтобы направлять силу варпа, взглянул туда, и жизнь на Просперо изменилась навеки. Сразу же его единственный глаз прозрел это место силы, и из студента Магнус Рыжий превратился в абсолютного мастера.

Варп является местом не более безжизненным, чем материальный мир, и присутствие такого могучего психического потенциала не прошло незамеченным. Более чем одна сущность почувствовала его присутствие через Имматериум. Более чем одна прибыла на Просперо для того чтобы найти его.

Апокрифы Скароса (Apocrypha of Skaros) описывают день прибытия Императора на Просперо:
"Они казались старыми друзьями и знакомы много лет. Устрашающий внешний вид не отвратил Императора Человечества от Магнуса, он провозгласил его своим сыном и принял в свои объятия".

Утверждается, что встреча лицом к лицу Императора и Примарха была всего лишь формальностью, их разумы задолго до этого нашли друг друга через Варп.
Для этого путешествия Император избрал воинов пятнадцатого Легиона Космических Десантников, созданных из генетического семени самого Магнуса.

Апокрифа описывает момент, когда Примарх и его Легион объединились:
"Потерянный в Варпе Примарх слышал своего Императора и его ответ был прост: "Как я стал твои сыном, так они станут моими". Он опустился на колени и в этот момент было признано основание Пятнадцатого Легиона: его Тысячи Сынов".
Нахождение Примарха не могло быть более своевременным для Легиона. Созданный из генокода Магнуса, Легион жестоко страдал от психических мутаций; от угрозы, с которой молодой Империум не мог справиться. Чистый прагматизм оправдывал существование людей, которые имели так называемый "Ген Навигатора" Навис Нобилите (Navis Nobilite). "Третий глаз" Домов Навигаторов позволял им прокладывать курс через Имматериум, но многие также считали, что неконтролируемый характер человеческих мутаций является серьезной внутренней угрозой человечеству. И целый Легион потенциальных мутантов был самой большой проблемой. Пятнадцатый Легион жестоко страдал от мутаций и случайных проявлений психических способностей, но те, кто сумели пережить все эти проблемы, ставили под контроль свои способности, становились самыми могучими библиариев своей эпохи. Более того, расширяющиеся по всему Империуму антимутантские настроения, которые выливались в кровавые "охоты на ведьм", подпитывались тем, что столь жестоко мутирующий Легион до некоторых пор оставался без избранного лидера. Воззвания полностью очистить Империум от псайкеров были не редки, и те из них которые были обращены против Космических Десантников Тысячи Сынов были самыми громкими и требовательными. Магнус прибыл как раз во время, чтобы спасти свой Легион от уничтожения.

Перенеся базу Легиона на Просперо, Магнус целиком обратился к изучению путей псайкера и контролированию мутаций своих Сынов. Некоторые ученые, особенно среди Библиариев некоторых Орденов Космического Десанта, утверждают, что именно в это время другая линия была пересечена. Столкнувшись с трудностями по контролированию мутаций и психических сил целого Легиона, Магнус начал искать более легкие и более опасные пути. Многие даже считают, что такой линии никогда и не было, еще до прибытия Магнуса на Просперо его жители изучали и практиковали различные виды темного искусства. И его знание этих предметов было предопределено. И в свете всепожирающего стремления Магнуса к знания это должно было свершится рано или поздно. Когда это случилось в точности сказать сложно, но в один прекрасный момент Магнус и его Тысяча Сынов вышли за пределы науки и психической дисциплины и стали практиковать волшебство.

Разница не очень заметна на первый взгляд. Магнус присоединился к Великому Крестовому Походу со страстью. Он и его Легион, бок о бок с Императором и другими вновь обнаруженными Примархами, вели силы Человечества в завоевательный поход в галактику. Он вели постепенно расшивающиеся кампании, освобождая давно забытые колонии, и захватывая миры к вящей славе Императора. То что Тысяча Сынов нередко достигали победы через хитрость и искусство обмана, а не благодаря боевой доблести по первоначалу оставалось незамеченным. В конце концов, победа есть победа. Но чем больше рос Империум Человека, тем больше становилось сопротивления Великому Крестовому Походу. Когда Космические Десантники и полки Имперской Гвардии высаживались на планеты, они ожидали обнаружить потерянные колонии людей, но нередко встречали рабов таинственных силы, полностью враждебных и не понятных им. Эти рабские культы сущностей варпа, нередко владели магическими силами, и многие видели в силах врагов человечества, подобие тех сил, которыми владели Тысяча Сынов Магнуса. Многие питали глубокое недоверие к методам Сынов. И первым среди них был Мортарион, мрачный Примарх Гвардии Смерти, который из своего темного прошлого знал, что магические силы никогда не даются даром. Леман Русс, Примарх Космических Волков, в глазах которого победа всегда должна достигаться доблестью и силой оружия и который считал их методы недостойными чести Десантника, также возвышал свой голос в осуждении Тысячи Сынов. Раскол разверзся столь широко, что грозил самой основе нового порядка, и Император Человечества решил собрать совет, который должен был решить эту проблему раз и навсегда. Обе стороны собрались на большое собрание на планете Никэя (Nikaea) в большом амфитеатре, который вмещал десятки тысяч и сам Император возвышался на троне между ними как судья.

Здесь, под звездным светом охотники на ведьм предъявили свои доводы. Они декламировали литанию человеческого страдания, вызванного колдовскими силами последователей хаоса верным подданным Императора, о мутантах которые не могли сдержать свои способности, о деспотах, которые оборачивали свои дары для темных и эгоистичных дел. Против этих обвинений выступил сам Магнус. Он взошел на подиум в тишине, сам его вид как будто подтверждал то, что говорили охотники на ведьм. Но когда он начал говорить, стало понятно что мало кто может избежать харизмы и убедительности в словах Примарха. Он говорил о том, что никакое знание не может быть злом само по себе, и никакая погоня за знаниями не может быть нечистой, до тех пор, пока искатель чист в сердце и владеет тем, что он знает, а не наоборот. И, в конце сказал Примарх, нет такого знания которое не смогли бы постичь Тысяча Сынов и нет путей которые были бы слишком сложны для них. Его выступление разделило совет еще более резким образом. Охотники на ведьм еще более сплотились и единым фронтом выступили со своим обвинениями, но их голосов было недостаточно для того чтобы превзойти тех, кто стоял на стороне Примарха Тысячи Сынов. Собрание открыто обсуждало, сможет ли сам Император, принять решения, против одного из своих детей.

Напряжение стремительно нарастало, приближаясь к острию насилия, когда к трону Императора приблизилась делегация Библиариев Космического Десанта. Император приветствовал их кивком, все сразу затихли, так как среди них были Главные Библиарии некоторых из самых больших Легионов в Империуме. Мистические воины выстроились полукругом перед троном, символизируя этим то, что они говорят одним голосом, но озвучивать их позицию они предоставили молодому Эпистолярию, который ступил вперед. Хотя кто это был потерялось в лете времен, но известно, что он говорил с яростной страстью, и его слова дали совету третью возможность разрешить конфликт. Псайкер, говорил он, подобен спортсмену, способности которого требуется тренировать и оттачивать. Псайкеры не злы по натуре. Но колдовство это сила, за которую следует торговаться, и не один человек не может быть до конца уверенным в том, что он получит то, что просит, и не будет обманут сущностями варпа. Остальные Библиарии объединились за его спиной, и провозгласили, что образование псайкеров людей будет лучше всего служить Человечеству, если станет Имперским приоритетом. Колдовство же должно было быть запрещено, как непростительная ересь против Человечества.

Компромисс предложенный Библиариями давал обоим сторонам возможность соглашения, и казалось что это именно то что ждал сам Император. Император принял решение Библиариев и своим словом возвел его в ранг закона. Эдикт Ниакея до сих пор является образцом Имперской политики в отношении человеческой психической мутации.

Но это было не то решение, которое могло удовлетворить Магнуса. "Гримуар Еретиков" (Grimoire Hereticus) описывает яростное противостояние отца и сына, когда сам Император пресек попытку Магнуса покинуть зал в знак протеста против решения. Он воспретил Магнусу более практиковать волшебство и магию, и поиск любого магического знания. Лицо Магнуса стало мрачным как старый камень, когда он услышал приказ отца. Он был на гране срыва прямо там в зале, но, в конце концов, склонился и принял приказ Императора, подчинив ему себя и свой Легион. Ни Примарх, ни Император не знали, что эта встреча лицом к лицу будет последней, и что ныне начали раскручиваться события, которые приведут к предательству, кровопролитию и боли.

Предательство

Но угроза неоперившемуся Империуму, которая была разрешена на совете, служила только маской для более глубокого и темного предательства. На Давине, события пришли к своему трагическому завершению, когда Хорус, первый среди равных, Вармастер и правая рука Императора, пал жертвой хитроумных манипуляций Хаоса. Эта угроза не могла быть разрешена дебатами или декретами. Порабощенный силами Хаоса, Хорус вышел из событий на Давине готовый сделать ничто иное, как полное уничтожение Империума. Его собратья по Легиону приняли его сторону, даже против своего божественного создателя, и Хорус готовился напасть на собратьев Примархов и самого Императора под покровом неожиданности. Он был прекрасным стратегом и верил в то, что его манипуляции предусмотрели все возможные варианты развития событий. Он не предусмотрел только одного. Несмотря на запрет своего Отца и собственное обещание Магнус не отвратился от темного искусства магии.

Смотря в глубины варпа в своем святилище на Просперо, Магнус видел ту клятву верности силам Хаоса которую дал Хорус на диких полях Давина. Предательство Хоруса было раскрыто, все его детали предстали перед Магнусом кристально чистыми. Он видел человеческие слабости Фулгрима Детей Императора и Ангрона Пожирателей Миров, на которых мастерски играл Хорус и могучие силы Хаоса. Он видел ловушку, которую расставлял Хорус для Феруса Мануса Примарха Железных Рук, Вулкана Примарха Саламандр и осторожного Коракса Примарха Гвардии Ворона и их Легионов на Иштване V. Он видел как самая могучая твердыня верности Императору, Жиллиман Примарх Ультрадесанта, были мастерски удален от театра основных событий. Единственный в галактике, наверное, яснее, чем сам Хорус, Магнус понял и осознал все обстоятельства измены Хоруса. Он видел все это и понял каждый шаг, каждую роль, кроме своей собственной.

Существуют генералы, тактики и великие военные умы, которые говорили, что если бы Магнус погрузился со своими Тысячами Сынами на корабли и отправился бы на помощь Земле и на перехват Хоруса, он мог бы изменить ход Ереси. Другие указывают, что натура варпа изменчива, и Магнус не мог быть уверен, что успеет вовремя, чтобы предотвратить предательство Хоруса. И он пошел более сложным и опасным путем. Примарх никогда не верил в то, что волшебство может быть злым само по себе, и он преступил свою клятву перед Императором, ради того чтобы предупредить его.

Владея своим предвидением, и имея возможность предупредить Императора о предательстве и войне, Магнус считал, что имеет доказательство того, что его магия полезна и нужна. Вместе со своими волшебниками он сотворил могучее заклинания через время и пространство. Он пронзил все защитные гексы и палаты Императорского Дворца на Терре и предстал в своей магической форме перед Императором и донес до него предупреждение о предательстве, и назвал Вармастера Хоруса как вождя восстания.

Это был момент триумфа Магнуса и его оправдания. Только сила волшебства Магнуса открыла предательство, и указало на змею. Теперь Император, несомненно, увидит его ценность. Но вместо этого Император обвинил самого Магнуса и его назвал предателем. Он указал, что обвинения своего собрата Примарха в предательстве доказывает предательство самого Магнуса. Стремление Магнуса получить запретные знания само по себе стало доказательством того, что Магнус пал жертвой тех сил, от использования которых его предостерегал Император. Самые худшие страхи Императора о душе циклопического Примарха подтвердились.

Содержание предупреждения Магнуса было полностью проигнорировано. Говорят, что Император разорвал контакт с такой силой, что психические палаты Императорского дворца запылали белым светом и распались в прах. Рядом с Императором стоял Русс, который едва сдерживал гнев от деяний своего собрата Примарха. Император повернулся к нему, и он знал его приказ будет исполнен дословно и со страстью. Он приказал Космическим Волкам обрушится на Магнуса и его ученых-воинов Просперо.

Только те, кто самолично наблюдал события тех далеких дней, достоверно знают о том, что произошло в то время, когда Космические Волки обрушились на Просперо, так как дошедшие до нас письменные источники существенно расходятся в описаниях. Эпопея, "Плачь Просперо", рассказывает от том, что Космические Волки в течении многих дней подвергали Просперо орбитальной бомбардировке, а затем на планете разразилась грандиозная многодневная битва, в которой обе стороны понесли огромные потери. С другой стороны, один из самых популярных среди Космических Волков устных эпосов битвы "Ода Молота" ('The Edda of the Hammer') описывает события совсем в другом ключе. Он гласит что Космические Волки застигли Сынов совершенно в врасплох, и, обрушившись на Город Света сверху, как Магнус до них, превратили его в руины за одну ночь, полную сражений и крови. Одна ночь горящих библиотек, рушащихся башен и дикого, примитивного насилия полностью совпадает с общепризнанным образом Волков. Но Ода не объясняет только одного: как планета полная магов, которые могли пронзать своим видением пространство и время, заглядывать в будущее, могли пропустить приближающийся к ним флот, и оказаться столь бессильными перед Космическими Волками. В действительности как, если только темные силы, которые дали Сынам эти способности не пожелали им показать угрозу.

Разграбление Города Света стало невероятным ужасом для ученых Тысячи Сынов. Воины Русса проложили кровавый и огненный путь через город, уничтожая убежища и лаборатории, зажигая на площадях огромные костры из книг и древних манускриптов, уничтожая уникальные артефакты ударами цепных мечей. И, несмотря на различия в описаниях событий разными источниками, все из них описывают встречу Магнуса и Лемана Русса лицом к лицу, циклопического гиганта и дикого берсеркера, на руинах сердца Города. "Война Гигантов", записанная инквизитором Басталеком Гримом на основе устных преданий Космических Волков, так это описывает:

"И вышел Магнус Рыжий на поле битвы, заставляя разоренную землю дрожать под его шагами. Русс отважно напал на багрового гиганта и поднял его над землей. Король Волков переломил спину Циклопу и все Тысяча Сынов вокруг увидев падение своего Примарха, бежали в страхе. Но когда Русс поднял свой Лезвие Холода Мьялнар для смертельного удара, Магнус произнес слово силы и исчез в земле".

То, что произошло потом, в конце дикой ночи смерти и разрушения, существенно различается от источника к источнику. Каким-то образом Магнус сумел лишить Русса полной победы и, в конце концов, заплатил ту цену за свою силу, от которой его предостерегал Император.

Всё что было важно для него теперь разрушалось на его глазах, и Магнус обратился к тому кто, как он знал мог ему помочь. Магнус прозрел варп и там он нашел знание, которое искал. Его волшебники, его возлюбленный Легион, все то бесценное знание, которое они накопили за многие века исследований, все еще могло быть спасено. Он обнаружил, что решение смотрит в ответ на него, как будто оно всегда было там, наблюдая за ним и изменяя его исподволь для своих целей. Это было само воплощенное волшебство, которое обещало знания, силу и спасение. Но Магнус более не был хозяином знания, как он себе представлял, он был слугой. Говорят, что Магнус даже тогда на мгновение засомневался, но, снова взглянув на свой город, который горел по приказу его Отца, он отбросил сомнения и изменил свою преданность раз и навсегда.

В одно мгновение, Город Света, его серебряные башни и огромные библиотеки, весь Легион Тысячи Сынов исчез с лица Просперо и Империума навечно. Когда Магнус и его Тысяча Сынов снова появились в поле зрения имперских летописцев, они сражались рука об руку с Хорусом на Иштване V. Магнус стал Демоническим Принцем Бога Хаоса Тзинча, Повелителя Волшебства, Изменяющего Пути. Битва за душу Примарха закончилась, и многие остались в сомнения, была ли эта битва вообще.

Разграбление Монастыря на Этиамнуне

Тысяча Сынов часто используют хитрость и уловки там, где остальные Легиона ринулись бы в битву. Эта тактика прекрасно иллюстрируется на примере Морданта Хекса, Лорда Волшебника, который провел рейд на одинокий монастырь, на планете известной как Этиамнун III. Эта безвоздушная планета была домом для небольшой коммуны отшельников и ученых, которые тысячелетиями жили, посвящая свое время учению. Мир на планете был разбит навечно, когда корабли Тысячи Сынов совершили посадку недалеко от горного монастыря. Обнаруженные фрагменты видеозаписей монастыря, показывают, что вскоре после посадки пространство вокруг поселения наполнились неумолимо приближающимися бронированными фигурами. Записи также показывают, что отшельники приняли нападение с большим спокойствием. Они не проявили той паники, которую могли бы проявить другие, перед лицом атаки Хаоса.

Одетая в многоцветные робы фигура в доспехах приблизилась к адамантиевым шлюзовым воротам, и после того как постояла перед ними семь минут, ударила в них девять раз. На девятом ударе группа зачарованных монахов, которые собрались перед шлюзом, начали ритуал открытия дверей. Камеры шлюзовой кабины показывают выражения безмятежности на лицах монахов, когда воздух стал вытекать из камеры. Они благородно сражались со слабостью, когда поток воздуха был перекрыт, но в конце концов один за другим пали и умерли. Запись показывает одинокий силуэт отшельника, на фоне открывающейся двери и огромных закованных в доспехи фигур. Отшельник лишь секунду стоял перед открытой дверью, а затем он упал и был затоптал атакующим. Все остальное нападение было не более чем резней. Тысяча Сынов получили доступ в монастырь и расстреляли всех, кто встретился им на пути. Они не встретили практически никакого сопротивления. Хекс и его силы проникли глубоко в катакомбы под монастырем, и получили то за чем пришли. В центре огромного подземного зала они нашли древний портал Эльдаров. Был ли он потерян, или просто отрезан от основных путей, никто ныне не знает. Даже трудно предположить какой вред могут нанести Тысяча Сынов если теперь они располагают входом в тайный путь Эльдаров

Заклинание Аримана

Тысяча Сынов были почти уничтожены неконтролируемыми мутациями во времена до появления Магнуса. Даже то спасение от этой угрозы, которое принес Магнус, не было полным, и требовало постоянных усилий и бдительности. Ужас от судьбы погибнуть в мутациях никогда не покидал самых старых членов Легиона, и этот страх усиливался, когда они видели что происходит в рядах других Предавших Легионов. Они посвятили себя служению новому мастеру Тзинчу, и на время он защитил их от такой судьбы. Даже после того как Ересь провалилась и Тысяча Сынов были вынуждены бежать вместе со своими собратьями в Глаз Ужаса, благорасположение Тзинча оставалось с ними. Их бог обеспечил их новой планетой, богатой волшебной силой, и которая являлась убежищем от безумия в пределах Глаза, чтобы они продолжали их исследования. Но дорожка Мастера Волшебства капризна, и стоило только Тысячи Сынам устроиться на новой домашнем мире, как Изменяющий Пути начал менять их. Гротескные мутации, одобренные Тзинчем, стали появляться в Легионе. Многие воспринимали это как знак свой новой судьбы, и несли такие мутации с гордостью, но для высших офицеров Легиона это было знаком того, что их ни во что не ставят. Все жертвы, потеря Просперо, кровопролитие Ереси, ни к чему не привели. Вечный поиск знаний привел к тому безумию и мерзости, которую они всегда страшились.

http://s48.radikal.ru/i120/0902/25/a71539bd3273.jpg

Внутренняя кабала самых могучих волшебников, под предводительством Главного Библиария и самого доверенного из слуг Магнуса, Агриманом (Ahriman) решила противостоять деформирующему искажению. Они заложили основы могучего заклинания, и скрыли свою работу от глаз Магнуса платами тайн, так как не были уверены в том, что он одобрит такой рискованный шаг. Заклинание должно было смыть все мутации боевых братьев, и сделать Тысячу Сынов иммунными к изменяющим эффектам Хаоса. Гримуар Еретиков говорит о том, что это было заклинание такой огромной силы то даже ужасные демоны варпа, в страхе бежали перед огромным ураганом магической энергии, который выпустил Агриман и его кабала. Планета Волшебников укуталась голубыми и желтыми облаками, и ветвистые молнии рыскали по поверхности, нанося удары по развращенным Тысячам Сынам, до тех пор, пока сам Магнус не был вынужден вмешаться.

Последствия были далеко не такими, на которые рассчитывала кабала. По всему миру боевая сила Легиона Тысячи Сынов была полностью уничтожена - и закреплена навеки. Тысяча Сынов стали иммунные к мутациям, потому что только плоть можно подвергнуть ей, а все Космические Десантники стали только прахом, навсегда заключенными в своих магическим образом закрытых силовых доспехах. Каждая щель, сочленение и соединение доспехов, были запечатаны адским огнем, навеки заточив души Тысячи Сынов в них. Практически весь Легион Магнуса был обращен в неумолимые автоматы на всю их оставшуюся жизнь. Магнус был в гневе.

Легион принес все в жертву ни за что. Поиск знаний, который был главным смыслом жизни всех собратьев, был закрыт для них навеки. Из-за своих собственных действий большинство ученых Легиона теперь с трудом могли просто мыслить.

Все что Магнус делал в свой жизни, все, чем он пожертвовал, каждое критическое решение в свой жизни, Магнус принимал на основании двух глубоких убеждений: что знание чисто само по себе и что он его повелитель. Теперь его дом был уничтожен, его Отец стал его заклятым врагом, его Легион превратился в прах, и Магнус в отчаянии поднялся в свою башню. Бросив ожесточенный пристальный взгляд на уставший от войны и слабый Империум Человека, Магнус, как и Хорус до него, поклялся увидеть галактику в огне.

Ариман, Верховный Библиарий

Трансмутирующее заклинание, которое превратило всех боевых братьев Тысячи Сынов в запечатанных в своих силовых доспехах призраков, было делом рук Агримана, величайшего волшебника Легиона после самого Магнуса. Перед Ересью Агриман разделял очарование Магнуса к магическим секретам, и был хранителем Книги Магнуса, ныне мифического тома, которые, по слухам, хранит самую большую магическую мудрость. Возможно, знание, полученное из этой книги, легло в основу Рубрики Агримана.

Несмотря на то, что результат Рубрики был не совершенен, он, в конце концов, удовлетворил Агримана. Будучи ветераном Легиона еще до того, как там появился Магнус, он испытывал такое отвращение к мутирующим изменениям, что даже та огромная цена которая была заплачена не казалась ему слишком высокой. Магнус, те не менее не был с ним согласен. Он хотел уничтожить Агримана и его кабалу целиком, но по слухам ему помешел сам божественный покровитель Легиона. Кто может знать цели и желания Изменяющего Пути? Так или иначе, Демонический Принц сдержал свою руку, и изгнал Агримана с Планеты Волшебников, послав его путешествовать по Глазу Ужаса и за его пределами в невыполнимом поиске понимания Бога Тзинча.

В свою очередь Агриман отказался принять Хаос как своего повелителя. За многие тысячелетия он стал настоящим бичом галактики, разграбляя библиотеки, музеи и прочие хранилища знания и мудрости. Он неустанно ищет предметы, знания или даже людей, которые могут дать ему возможность избежать судьбы любого волшебника быть слугой своего волшебства. Он создавал культы хаоса на множестве планет, давая мелким магом частицу своей силы, чтобы они могли выполнить его задание. После того как они переставали быть ему нужны, он уничтожал их как клопов. Ныне идут слухи о том, что Агриман обратил свое внимание на Эльдаров, веря в то, что нужные ему знания лежат в самом темном из мест просвещения, легендарной эльдарской Черной Библиотеке.

Родной мир

Просперо был избран своими оригинальными обитателями по одной единственной причине, из-за его удаленности. Удаленный от всех торговых путей галактике, и не имеющий никаких ценных ресурсов, мир Просперо был годен только для одного, на нем было хорошо прятаться. И в конце концов даже спрятаться на нем не удалось. Теперь этот мир лежит в руинах и объявлен Очищенным (Purgatus) Инквизицией.

Несмотря на тысячелетия плавания, Город Света уцелел и в конце пути через Имматериум нашел свое пристанище на планете в Глазе Ужаса, которая известна как Планета Волшебников (Planet of Sorcerers). Это демоническое место – кипящий котел волшебной силы, отражающийся по всей его поверхности адскими вулканами и бурными небесами, насыщенными волшебным паром.

Многочисленные башни возвышаются из горных кряжей и из равнин расправленной лавы, как подобие серебряных шпилей и пирамид изучения Города Света, до того как он пал. И самым могучим сооружением является обсидиановый монолит Башни Циклопа, которая, по слухам, столь велика, что может быть увидена из космоса невооруженным глазом. На вершине башни установлен огромный варповый глаз, через который Магнус прозревает будущее. Серебряные башни Города Света были изменены волшебной силой Тысячи Сынов в подобие космической крепости, в которых лорды псайкеры намереваются путешествовать через космос с Планеты Волшебников, чтобы проводить мстительные атаки на Империум Человека.

http://s45.radikal.ru/i108/0902/b0/026f1f4209d8.jpg

Боевя доктрина

Тысяча Сынов известны тем, что по возможности избегают ближнего боя, вместо этого полагаясь на свое мастерство психической силы и волшебство. Хитрость, обман, введение в заблуждение, вот те методы войны, которые они используют, и все их лучше использовать на расстоянии. Нередки случаи, когда подразделения Тысячи Сынов приближаются под покровом иллюзий и магии, там где другие Легионы платили бы большой кровью.

Рубрика Агримана немногое изменила в боевой доктрине. По сию пору Лорды Волшебники Тысячи Сынов используют своих призрачных братьев как непримиримый вал орудийного огня, выстраивая вокруг них хитроумные комбинации, и соединяя свои планы своевременным применением могучего волшебства для достижения победы.

Организация

Магнус возлагал большое доверие на своих подчиненных, считая, что он учил их хорошо, и могучие волшебства дают им достаточно инструментов для того чтобы действовать независимо от него. Поэтому ещё до Ереси индивидуальные взводы Тысячи Сынов велись в бой не сержантами ветеранами, а теми, кто проявлял психические способности.

Эти "рабы-волшебники" ('thrall-wizards’) отдавались в учение более опытным волшебникам для обучения кабалистике, но также получали опыт командования небольшими подразделениями. Такая практика подразумевала, что редкие офицеры не имели никакого психического таланта, а также то, что многие волшебники имели значительный боевой опыт. В результате Тысяча Сынов были одним из самых малочисленных Легионов и редко появлялся на поле боя во всей своей силе. Вместо этого они проводили кампании в малых отделениях возглавляемые волшебниками, которые действовали с гораздо большей независимостью от их Примарха, чем офицеры других Легионов. Этот командный опыт сохранился и по сей день, когда военными бандами правят самостоятельные лидеры-волшебники, к большому сожалению Империума.

Верования

Для Примарха Магнуса знание было силой. Он считал, что нет такой дисциплины, которую он не мог бы постичь в совершенстве, ни секрета, который он не мог бы раскрыть и заставить служить своим целям. Для Тысячи Сынов знание стало спасением, средством управлять психическим наследием гена их Примарха. Каждая книга была священной, каждый текст был достоин изучения, каждый документ был ценным ресурсом. Высшим же знанием была магия, путь к финальному посвящению, ключ к власти над вселенной. До Ереси Тысяча Сынов были публично догматичны, давая клятвы верности и распевая Имперские гимны. Они сражались за расширение царства Императора, но как показало их клятвоотступничество, высшая верность их была не с Императором, а с Примархом. Когда высшая мудрость ускользнула от Магнуса, и он попал в лапы Тзинча, те, кто верили, как и он, не могли не пасть вместе с ним.

Генокод

Из всех Примархов Магнус Рыжий подвергся наибольшей мутации, как физической, так и психической, и Легион созданный на основе его генокода, также жестоко страдал от мутаций. При этом его члены имели гораздо большой процент Десантников с психическими силами разного уровня. Ранее, до Ереси, Легион имел также не очень большой, но заметный процент тех, кто имел мутации физические. После клятв верности Тзинчу количество физических мутаций возросло до невероятных масштабов. Рубрика Агримана положила конец мутациям среди боевых братьев Тысячи Сынов, но волшебники, которые командуют этими бронированными оболочками, все еще несут генокод их Демонического Принца, и гордо несут гротескные мутации, как символ благорасположения своего покровителя.

Боевой клич
Призрачный шепот: "Все – Прах!"

0

4

Силовой доспех — боевой доспех, созданный Адептус Механикус для космических десантников. Является продуктом высоких Имперских Технологий. Имеет 8 основных видов, маркируемых обозначением "Mark". Во 41 тысячелетие Ордена Космических Десантников обычно используют доспехи вариаций "Mark 6" и "Mark 7", являющиеся родственными, т.е. части одного свободно могут быть переставлены в другой. Но на полях сражений также можно часто встретить и более ранние версии доспеха, верой и правдой служащие своим хозяевам. Доспех "Mark 8" совсем незначительно отличается от "Mark 7" и нелюбим Десантникми, как "менее надежный и удобный". Имеет ограниченный выпуск и носится офицерами или сержантами, как знак отличия. Имеется модификация — терминаторские доспехи, которые объединяют в себе технологии Силового Доспеха и Дредноутов. Терминаторский доспех в большей степени чем Силовой можно считать экзоскелетом, он обладает большим количеством внешних сканеров и сенсоров, подключаемых прямо к мозгу владельца и передающих информацию без сознательной мысли оного. Доспехи имеют мощную сервосистему из фибромышщ и связок, благодаря чему сила Космодесантника многократно возрастает, а движения почти ничуть не сковываются, фильтр воздуха, тепловизор, дальномер, ПНВ, хронометр и другие приборы.
http://s60.radikal.ru/i168/0902/58/b23329358350.jpg
Главный источник энергии доспеха находится в ранце. Это высокоэффективное субатомное ядро обеспечивает энергией все внутренние системы доспеха. В доспехе так же имеется аккумулятор заряжаемый от солнечных батарей, и будучи полностью заряженным, он может поддерживать работу основных систем доспеха около месяца без дополнительной подзарядки. Характерные сопла по бокам ранца являются теплоотводами. Так же, при нулевой гравитации, они могут служить маневровыми двигателями. Ранец содержит экстренный запас кислорода и систему очистки воздуха, которая позволяет носителю доспеха дышать в токсичной среде. В сочетании с третьим легким это позволяет космодесантнику работать в атмосфере любого типа, либо вовсе при отсутствии оной. Воздухозаборники так же располагаются на ранце. Нижняя часть ранца состоит из системы регулирования температуры. В битве, когда доспех работает в полную силу, температура может быстро расти. Терморегулирование осуществляется на основании того в какой среде находится доспех. Например, на Таросе доспех будет приспособлен для работы в средней температуре этой планеты. Носитель доспеха будет чувствовать лишь незначительные изменения температуры, так как доспех всегда будет обеспечивать оптимальную среду для поддержания космодесантника на пике физической активности.
http://i014.radikal.ru/0902/b3/b84730a3f39a.jpghttp://s50.radikal.ru/i129/0902/51/9419f110a7d1.jpg
Терминаторский доспех или тактическая броня Дредноута

Эта экзоброня была разработана для ведения боев в ограниченных пространствах, к примеру, при зачистке туннелей, в узких переходах чужих кораблей или же на мирах-ульях. Терминаторский доспех может функционировать в самых экстремальных условиях, в агрессивной химической среде чужих миров и при высоком давлении, которое раздавит любой другой доспех как скорлупу. Именно невероятная живучесть (зачастую обеспеченная установленными Оружейниками Ордена дополнительными системами) создала ему славу практически неуязвимого доспеха.
http://s60.radikal.ru/i169/0902/e0/1947b19e5916.jpg
Во времена Ереси Хоруса модель брони «Великий Поход» практически исчезла из Легионов, будучи заменена на более совершенную модель «Кодекс», за исключением тех легионов, что сражались в восточном Пределе. Несмотря на это, в тех яростных сражениях обе стороны были вынуждены использовать старые модели, а так же снимать броню с павших для восполнения потерь. Доспехи Легионов в Оке Ужаса являются памятью о тех неистовых временах, нередко состоя из рельефной пластали, а не из закруглённых пластин керамита более поздних моделей. Внешние силовые кабели остаются обычным явлением, и многие Космодесантники Хаоса украшают броню скальпами, рогами, черепами и цепями. Достаточно часто доспех Космодесантника Хаоса исковеркан длительным воздействием Варпа. Он может отрастить шипы или костяные наросты, покрыться чешуей или искриться переливающейся энергией. Борьба за новые части брони или за её восстановление жестока. Космодесантники, не столь давно ставшие отступниками, могут обладать практически нетронутой силовой бронёй, за исключением снятых или осквернённых символов преданности Императору. Некоторые такие Космодесантники Хаоса обладают усовершенствованной Моделью VIII, объектом зависти и почтения своих соратников.
http://s45.radikal.ru/i110/0902/f1/52c3d733cdf6.jpg

0

5

Одержимые Хаоса

Для некоторых Космодесантников Хаоса посвящения своих душ Богам Хаоса недостаточно. Полностью отдавая себя в служение Хаосу , они позволяют демонам овладеть их телами , превращаясь во вместилища этих нематериальных тварей. Такая одержимость , обычно крайне мучительна , так как демоны изменяют тело под свою новую оболочку , под свои нужды.
В самых фанатичных Легионах , например таких как Несущие Слово , Одержимые считаются чем то большим , чем обычными исчадиями варпа. Те кто стремятся стать Одержимым , проводят месяца в отвратительных обрядах , нанося себе ритуальные шрамы и принося жертвы , подготавливают своё тело к принятию демонической сущности. Подобный случай подготовки , выглядит у одних как пиршества и оргий , а у других чтение молитв Хаоса и пожирание душ

Одержимых легко отличить по изуродованным телам. У них могут быть когти хищников , странно искривлённые мускулы , извивающиеся щупальца , искажённые лица , хвосты , рога и другие всевозможные виды иных мутаций. У многих вырастают бритвенно-острые когти , мощные рога и клыки , способные пробить терминаторские доспехи и даже танковую броню. Демон , что находится внутри Одержимого , даёт ему огромную силу , скорость и стойкость , именно в этом причина на подобное преображение. Тем не менее , жизнь Одержимого может быть страшно коротка , так как те , кто не в силах удержать в себе демоническую сущность , быстро мутируют и погибают.

Одержимые космодесантники могут не только разрывать противника на части голыми руками. Нечеловеческая чувствительность , скованная внутри Одержимого , позволяет Космодесантнику узнавать в Варпе о присутствии других существ. Это делает их отличным разведчиками , способными безошибочно определять вражеские позиций и выслеживать жертвы. На кораблях Хаоситов , демонические качества Одержимых помогают Колдунам при навигаций в Варпе.

http://s53.radikal.ru/i141/0902/2d/43afa1378e49.jpg

0

6

Легион Стражей Смерти

http://s43.radikal.ru/i100/0902/3d/6740026ef203.jpg

Легион Стражей Смерти (Death Guard), ужасающие Чумные Десантники Нургла (Nurgle Plague Marines), давно завоевали репутацию неумолимой и ужасной угрозы Империуму Человечества. Но так было не всегда. Десять тысяч лет назад, Стражи Смерти были одним из двадцати изначальных Легионов Космического Десанта, задачей которых являлась защита Человечества под предводительством Императора и внушающего страх Примарха, Мортариона.

Происхождение.

Когда двадцать Примархов Императора были рассеяны по галактике, один из них, как указывает Стигийский Свиток (Stygian Scrolls), попал на мрачный и угрюмый мир. Он упал прямо посреди поля сражения, на котором мертвые тела лежали на протяжении многих миль во всех направлениях. Эта, постоянно покрытая удушающим туманом, планета называлась Барбарас. На ее горных вершинах жили тираны варлорды, имевшие фантастические силы и ужасающие аппетиты, в то время как поселения людей располагались в низинах, где была не столь ядовитая атмосфера. Простые люди Барбараса жили бесцветной жизнью крестьян, неустанно работая днем, под солнцем, которое практически никогда не пробивалось полностью через туман, и, дрожа в страхе по ночам, ожидая тех, кто может прийти во тьме с горных вершин.

Величайший из повелителей триумфально стоял на поле боя, наслаждаясь своей победой, до тех пор, пока тишина не была разорвана детским криком. Легенды гласят, что лорд шел по морю человеческих тел день и ночь, в своем скрипящем боевом доспехе, привлеченный криком ребенка. В первый момент он хотел прервать жизнь младенца, но простой человек не мог выжить в ядовитых высотах Барбараса, не говоря уже о ребенке, который не просто выжил, а еще и кричал. Несколько долгих мгновений он смотрел на существо, которое выглядело как человек, но, несомненно, было чем-то большим; затем подобрал ребенка и унес его с места резни. Несмотря на все свои могучие темные силы, лорд не имел того, что обещало ему обладание этим ребенком - сына и наследника. Рожденному в смерти, на поле смерти, варлорд дал сироте имя Мортарион: дитя смерти.

Лорд испытывал пределы возможностей своего воспитанника. Он точно определил, как высоко в ядовитом тумане может выжить дитя, и ниже этой линии воздвиг крепость из камня, и облицевал ее чёрным железом. Свою же крепость он перенес выше, на самую вершину Барбараса, там, где туман и сам воздух был смертелен даже для сверхчеловека Примарха. Мортарион рос в окружении странного и мрачного мира, в цитадели из сырого серого камня и чугунных заборов, где сам воздух был смертью, а солнце не более чем тусклое пятно в небе. Это был мир, в котором многочисленные лорды вели вечную войну, возглавляя армии големов из сшитых вместе тел мертвецов, и чудовищных оборотней (shapeshifters), которые были скорее монстрами, чем людьми. Для того чтобы выжить Мортарион должен был учится у своего повелителя. Он жадно поглощал знания: от боевой доктрины до древних секретов, от создания различных приспособлений до стратегических хитростей. Он рос и взрослел, воспитуемый свои мрачным окружением. И, тем не менее, он оставался Примархом, ребенком Императора, стойким к ядовитому туману гор, несмотря на отсутствие солнца и должного пропитания. Мортарион имел острый как бритва разум, который рождал вопросы, на которые не желал отвечать его лорд.

Все более и более его вопросы кружились вокруг странных существ, которые жили в долинах ниже ядовитого тумана, и на которых лорды охотились ради тел для оживления или ради жертв для проклятий. Его мастер держал Мортариона как можно дальше от человеческих поселений, как только мог, но сам факт недоступности подкармливал растущее любопытство юного Примарха. И наконец пришел день, когда Мортарион был более не в силах терпеть. Мортарион бежал из своей темницы через подземелья. И последнее что он слышал, впускаясь вниз с гор, был голос повелителя, единственного отца, которого он знал, который кричал в миазматической тьме с высоких зубчатых стен крепости, отказываясь от Примарха из-за его предательства, и предупреждал, что возвращение Мортариона будет означать смерть.

Спуск с гор был для Мортариона облегчением: в первый раз его легкие наполнялись воздухом без яда. Он ощущал ароматы готовящейся пищи, свежескошенной травы, слышал голоса, не замутненные туманом, и впервые он слышал смех. Молодой Примарх понял, что оказался среди своего вида, и что "хрупкая добыча", как называли людей варлорды наверху, были его собственным народом. И вместе с этим понимание пришел гнев. Он твердо решил принести справедливость обитателям низин, которую столь долго отнимали у них темные силы обитающие наверху.

Принятие Мортариона среди людей низин не было простым. Несмотря на то, что он видел в них собратьев, для них он лишь слегка отличался от монстров наверху. Возвышающийся над всеми, бледный и мрачный, с пустыми, белесыми глазами, он был похож на те кошмары, что приходили к селянам по ночам. Он видел, что внушает ужас почти всем. Они рассматривали его с подозрением и опасением. Это больно ударило молодого Примарха, но он принял это, используя его большую силу для работ на полях по сбору скудного урожая, уверенный в том, что возможность показать себя еще появится. И когда пришли сумерки, он был готов.

Из темноты пришли волочащиеся твари. Меньший из лордов пришел в поселение, ведя своих рабов, которые с тихой, безжалостной силой собирали и уносили все что могли, для темных целей своего повелителя. Крестьяне сражались как могли, факелами и сельскохозяйственными инструментами, переделанными в самодельное оружие. Они знали бесплодность своих усилий, и знали, чем все это закончится. И тогда среди них встал Мортарион с огромной двуручной косой, использовавшейся для сбора урожая. Он врезался в ряды врагов со всей рожденной гневом силой и многих уничтожил, заставив остальных бежать за пределы деревни. Лорд улыбался, смотря на то, как к нему приближается Мортарион, и отступил в ядовитые гущи тумана, куда, как он знал, мятежные люди не смогут за ним последовать. Он все ещё улыбался, когда Мортарион настиг его в ядовитых парах, и востребовал мести за "хрупкую добычу" внизу. С тех пор место Мортариона среди жителей низин никогда не подвергалось сомнению.

Когда Мортарион стал старше, он научил людей Барбараса всему, что он знал о войне. Слово о его деяниях быстро распространялось, и многие приходили к нему учится. Медленно, но верно, деревни становились укрепленными цитаделями, а деревенские жители эффективными защитниками. Мортарион путешествовал по землям своего народа, обучая, тренируя, а при необходимости и защищая поселенцев. Но всегда окончательная победа ускользала из рук Мортариона: темные силы всегда могли отступить под неприступную защиту ядовитых туманов. Его люди могли вести только оборонительную войну, и это следовало изменить.

Мортарион выбрал самых сильных, живучих и стойких жителей Барбараса, и сформировал из них небольшие подразделения, которые он учил сам, преподавая уроки не только защиты, но и нападения. Кузнецы, по его заказу, ковали не только оружие, но и специальные доспехи, которые он вместе с лучшими ремесленниками разработал, чтобы они помогали выжить в ядовитом тумане не только Мортариону, но и его последователям.

Монография Инквизитора Мендикофа, Кольчуга Смерти (Cataphract of Death), рассказывает о ныне всем известном результате всех этих приготовлений. Когда один из варлордов в очередной раз спустился с гор, он был отброшен силами жителей деревни, и когда он начал отступать в ядовитые вершины Барбараса, Мортарион и его свита воинов, оснащенная примитивными фильтрующими шлангами и дыхательными устройствами последовали за ним. Впервые "добыча" принесла смерть в царство смерти, уничтожив варлорда и вырезав всю его армию. Мортарион непрерывно работал над усовершенствованием аппаратов дыхания, и его армия, теперь известная как Стражи Смерти, проводили кампании все выше и выше в горах, встречаясь со все более ядовитым мором. Постоянный контакт с высокими дозами токсинов придавал Стражам Смерти все больший иммунитет к ядам Барбараса, и в этом они стали походить на своего создателя и чемпиона.

Только самые высокие и ядовитые вершины были недоступны для Мортариона и его Стражей Смерти, и после нескольких месяцев непрерывных войны в ядовитых глубинах, только один лорд остался в живых, тот которого Мортарион прекрасно знал. Концентрация ядов на вершине лорда была столь велика, что даже сам Мортарион подвергался смертельной опасности, и он вместе со своими Стражами отступил. Но по своему возвращению, он обнаружил, что мир снова вышел из-под его контроля.

Вернувшись вместе со своими собратьями воинами, Мортарион обнаружил, что деревня полна жизнью, как никогда прежде. У всех на устах было прибытие чужака, обладающего великим могуществом, который обещал спасение. Настроение Примарха омрачилось. Всю свою жизнь он шел к этой победе, и теперь прибытие чужака, с неизвестными намереньями, который мог украсть у него победу и его триумф, Мортариону совершенно не нравилось.

Рассказчики повествуют о том, что Мортарион распахнул дверь в главный зал поселения. Он увидел, сидящим за банкетным столом, чужака, который был во всем противоположен ему. Там где он был бледен и мрачен, чужак был цветущим, его кожа имела бронзовый цвет, а его тело было примером совершенства. Люди приветствовали Мортариона с большим энтузиазмом. Несмотря на те изменения, которые претерпел Мортарион под действие ядов Барбараса, то родство, которое было между ним и чужаком, было ясно видно всем. Он приветствовал чужака с плохо скрытой враждебностью, которая быстро переросла в откровенную ярость. Мортарион узнал о намереньях чужака. Старейшины говорили ему о том, что чужак предлагает место в расширяющемся звездном братстве человечества, и избавление от угрозы с вершин. Мортарион почувствовал, что момент его величайшего триумфа ускользает он него. Сжимая рукоятку своей двуручной боевой косы так, что побелели костяшки пальцев, он заявил что ему и его Стражам Смерти не нужна помощь, чтобы закончить их поиски правосудия.

Говорится о том, что чужак спокойно бросил вызов словам молодого Примарха, указав на то, что он и его Стражи уже один раз не смогли достичь вершины, и затем бросил перчатку. Если Мортарион сможет победить высшего лорда в одиночку, то чужак пообещал покинуть Барбарас и предоставить его своей судьбе. Если же он потерпит поражение, то Мортарион должен будет присоединиться к Империуму Человечества и дать клятву вечной верности ему.

Несмотря на протесты Стражей Смерти, Мортарион сказал, что он в одиночку уничтожит последнего повелителя, которого он ранее называл отцом. Если некоторая часть его и знала о том, что он не сможет выжить на самой вершине Барбараса, то не показал и виду. Он неумолимо карабкался вверх, движимый желанием сойтись лицом к лицу со своим бывшим мастером, и призвать правосудие на голову лорда. Но несомненно, самой большой причиной такого упрямства было желание доказать чужаку свою правоту и показать свою силу.

Поединок, который должен быть случится, был беспощадно короток. Мортарион, задыхающийся от ядовитого газа, ибо его дыхательные механизмы начали гнить в ядовитой атмосфера, шатаясь пришел к вратам цитадели, и вызвал повелителя на бой. Последнее что он видел, перед тем как впасть в беспамятство, это была фигуру Повелителя Барбараса, который шёл к нему, чтобы привести в исполнение обещание, данное Мортариону при его бегстве. И тогда чужак встал между ними, не страшась ядовитого тумана, и поверг повелителя одним ударом сияющего меча.

Мортарион сдержал свою клятву. Когда он пришел в себя, он опустился на одно колено и дал вечную клятву верности чужаку, за себя и своих Стражей Смерти. Только тогда чужак явил свое истинное лицо Императора Человечества и истинного отца Мортариона, и поведал о службе, которую он потребует от юного Примарха: командование четырнадцатым Легионом Адептус Астартес, Космических Десантников.

Либрам Примарис, Книга Примархов, повествует о том, как Мортарион и его личные Стражи Смерти принесли свойственную им неустанность, безжалостность и стойкость в Легион, появившийся из его генокода и принявший название его личной свиты. Сила Легиона была познана всеми в Империуме сразу после того, как Мортарион занял свое место в его главе, но он никогда не мыслил свое места в Империуме за пределами поля боя. Мортарион был мрачным Примархом, который был зациклен на уничтожении всех угнетателей галактики. Дружелюбность других Примархов была чужда ему. Теневой Журнал Балерофона, Библиария Темных Ангелов, рассказывает о том, что только в двух собратьях Примархах нашел он родственные души: в Ночном Охотнике, устрашающем Примархе Повелителей Ночи, и в Хорусе, Вармастере Империума и правой руке Императора. Хорус более всех других ценил Стражей Смерти. Он часто располагал Стражей в центре боевой линии Имперских войск, рассчитывая, и не без основания, на то, что силы врага разобьются о непоколебимую стену Стражей, и их можно будет добить ударом с боков. Вместе с Лунными Волками Хоруса и Повелителями Ночи Ночного Охотника, Стражи составляли беспощадно эффективную комбинацию.

В харизматическом Вармастере Мортарион нашел наставника, который, казалось, понимал его цели и методы. Столь близкими были отношения Мортариона, что сразу два Примарха, Робоут Гилиман, Примарх Ультрадесантников, и Коракс, Примарх Гвардии Ворона, пришли к Императору со своим сомнениями в лояльности Мортариона Императору. Его история об обретении верности Императору через собственную неудачу была широко известна, и те, кто знал Мортариона догадывались, что это гложет его. Император ответил тогда, что не имеет причин сомневаться в своем сыне, и верность Хорусу фактически означает верность Императору.

В этом смысле Император более чем ошибался…

Предательство.

На дикой планете Давин Вармастер Хорус и его Легион, теперь именуемый Сыны Хоруса, попал под власть Хаоса. Прежде чем он покинул планету, он полностью отринул свою верность Императору, а также перетянул некоторых Примархов и Боевых Братьев половины Имперских Легионов к силам Хаоса. Транскрипты Консилиума Харона, который расследовал обстоятельства Ереси Хоруса, говорят о том, что в отличие от других Легионов, Хорусу не потребовалось подвергать Стражей Смерти ритуальной одержимости, для того чтобы склонить их к предательству Императора. Хорус пообещал им, что старый порядок падает, и на его месте воцарится новый, справедливый закон сильного. Мортарион обратился против Империума, так же как он обращался против лордов Барбараса, и присоединился к мятежу, который мог привести к полному краху Империума Человечества, известному как Ересь Хоруса. Он ещё не знал, какую цену ему придется заплатить за свое предательство.

Хорус был прекрасным стратегом и знал, что сердцем Империума является Терра, и с самого начала восстания именно она была его конечной целью. В большой спешке он собрал большие силы и ринулся, желая атаковать и захватить сердце самой Терры, Императорский Дворец. Мортарион с самого начала был полон решимости находиться рядом с Хорусом в этой битве и вместе с войсками мятежного Вармастера он отправился, через Варп прямо в пасть самому худшему своему кошмару.

Флот Стражей Смерти оказался запертым в самом центре огромного варп-шторма, и навигаторы флота не могли ни вывести корабли за его пределы, ни даже вывести корабли обратно в реальное пространство. Флот беспомощно дрейфовал в Имматериуме, когда Разрушитель пришел к ним.

Для Мортариона и его Стражей Смерти не было кошмара хуже, чем чума, которая сделала их легендарную стойкость бесполезной. Это были воины, которых Человечество посылало завоевывать миры, на которых ни один обычный человек даже просто существовать не мог, не говоря уже о том, чтобы сражаться и побеждать. Мор, инфекции, токсины и заражение: не было такого окружения, которое Мортарион и его Стражи Смерти не могли преодолеть, до того как чума не пришла на корабли их флота. Она поселилась в их телах, разлагая и надувая их однажды сверхчеловеческие тела, превращая их в ужасные, отвратительные гротески. Она делала их отвратительным и больными внутри, и каждый взгляд на самих себя только ухудшал положение и настроение. И, тем не менее, они не могли умереть, их стойкость стала их худшим врагом. И то, что переживал Легион, было лишь бледным подобием того, что перенес сам Мортарион. Для него это стало возвращением на Барбарас, без спасительного беспамятства, в которое можно было бы сбежать, или без Императора, который мог его спасти.

Что он чувствовал в эту ужасные часы, как он переживал потерю всего, за что он сражался до этого, и как он осознавал всю тяжесть проклятия, которое он возложил на свой Легион, только самому Мортариону известно. Не в силах более переносить эту муку, Мортарион воззвал к самому Имматериуму, предложив свой Легион и саму свою душу в обмен на избавление. И сущность Имматериума ответила на его призыв, наверное, ожидала его все это время. Из глубин Варп пришел ответ от Великого Бога Хаоса Нургла, Властелина Распада и Отца Болезней, который принял Легион как своих верных слуг и Мортариона как первого среди них.

Флот Стражей Смерти, который вышел из Варпа в конце путешествия к Земле, мало напоминал тот флот, который вошел в него. Сияющие бело-серые доспехи Имперских чемпионов потрескались и частично разрушились, не в силах сдерживать полусгнившие тела десантников Нургла, наполненные разложением и болезнями. Их оружие и военные машины теперь наполнились болезненным колдовством Хаоса, многочисленные демоны роились вокруг их танков и пушек, покрытых слизью и гноем. Само имя Легиона, Стражи Смерти отошло на второй план, оно более не отражало того ужаса, который шествовал по планетам Империума. Для своих врагов, для своих союзником, и даже для самих себя Стражи Смерти стали Чумным Десантниками.

В конце концов, Хорус пал и его силы потерпели поражения, рассеявшись поперек космоса и, в конечном счете, скрывшись в гнойной ране, известной как Глаз Ужаса. Мортарион и его Чумные Десантники также отступили, но они не бежали в беспорядке, как многие другие Легионы.

Даже в проклятии Смертельные Стражи сохранили свою стойкость, и отступили в Глаз Ужаса в полном боевом порядке. Силы Лояльных Легионов и подразделения Имперской Гвардии не раз и не два разбивались о них, в бессильных попытках уничтожить предателей.

Внутри Глаза Мортарион объявил одну из планет своей собственностью, и с тех пор она получила наименование Чумная Планета. Её местоположение в ткани реального пространства идеально подходило для налетов на планеты Империума. Мортарион так изменил планету, и так защищал ее со своими Чумными Десантниками, что Нургл Нечистый даровал Мортариону демоничество, и то, что Хорус дать ему не смог, свой собственный мир. Мортарион стал правителем мира ужаса, яда и отчаяния. Мортарион вернулся домой.

Родной мир

Барбарас был диким миром, который вращался вокруг тусклого желтого солнца, и его миазматическая атмосфера была наполнена ядовитыми веществами. Самые ядовитые газы поднимаются к самым облакам, превращая поверхность самой планеты в мир долгих ночей, и коротких блеклых дней, без звездного и солнечного света. Для человека атмосфера пригодна для дыхания только в низинах, около болот и в ущельях многочисленных горных пиков, которые охватывают весь мир. Существа, иммунные к ядам высшей атмосферы, строили огромные серые цитадели на самых высоких пиках гор. Когда на планету прибыли люди ужасающие природные условия их нового дома быстро низвели их до предфеодального уровня. Непостижимые силы высших существ, их способность выживать там, где люди не могут даже дышать, и, прежде всего их желание охотиться и экспериментировать над людьми, заставили поселенцев приписывать этим существам средневековый супернатурализм. Кем были эти темные повелители не известно и до сих пор.

После своего присоединения к демоническим силам сознательно или нет Мортарион воссоздал на Чумной Планете прообраз Барбараса. Жители планеты ютятся в небольших деревеньках на поверхности планеты, обслуживая их повелителей Чемпионов Мортариона и других демонических избранников Нургла, проживающих в могущественных цитаделях свыше их. Смертельно больные существа, которые должны быть мертвыми, и которые, тем не менее, отвергают смерть, бродят по лесам и болотам планеты, и над всеми ними возвышается правитель планеты, Мортарион, восседающий на престоле на самом высоком пике планеты.

Боевая Доктрина

Мортарион был прекрасно образован, но в тоже время имел весьма узкую специализацию. Вопросы культуры, истории и искусства были абсолютно чужды для него, но в делах касающихся смерти, он был, несомненно, одаренным человеком. Он верил в то, что победа достижима через чистую непреклонность и распространил эту этику среди своих Стражей Смерти. Их оружие и доспехи редко имели какие-либо ремесленные улучшения, а также несли на себе мало декоративного орнамента, но, тем не менее, функционировали просто прекрасно. Стражи Смерти не пытались превзойти противника в маневре или ввести его в заблуждение, он просто выбирали наилучшее место для решающей битвы, и сокрушали противника, после того как тот разбивался о боевые порядки Стражей. Не было никаких условий боя, которые бы внушали Стражам Смерти страх. То, что ремесленники Мортариона не могли компенсировать устройствами и приспособлениями, Стражи Смерти преодолевали благодаря их знаменитой стойкости.

Мортарион познавал искусство войны в гористой местности без поддержки машин. После того как он возглавил Легион Космического Десанта, от других Примархов он научился ценить достоинства и выгоду таких боевых машин, но, несмотря на это, он отдавал первенство пехоте, которая так и осталась отличительным знаком Стажей Смерти.

Мортарион предпочитал использовать большие массы пехоты, хорошо вооруженной и подготовленной на индивидуальном уровне. Он требовал от своих солдат умения сражаться в любом типе атмосферы и практически не применял такие изощренные виды войск, как штурмовые взводы с прыжковыми ранцами и боевые мотоциклы. Фактически Стражи Смерти никогда не имели посвященных штурмовых и тактических взводов; все его Космические Десантники, как требовал Мортарион, умели одинаково пользоваться болтером, болт-пистолетом и оружием ближнего боя, сражаться практически любым оружием. Такая доктрина прекрасно подходила для использования Тактической Брони Дредноута, и Стражи Смерти регулярно использовали терминаторов перед Ересью. Стражи Смерти особенно хорошо зарекомендовали себя в таких рискованных миссиях как зачистка Космических Скитальцев (Spacehulk), и Чумные Десантники закрепили это успех, используя Cкитальцев для распространения болезней, заразы и культ Нургла по всему Империуму. Боевая доктрина, которую они прекрасно использовали еще при жизни, теперь прекрасно подходит Чумным Десантникам Нургла.

Организация

Изначально Мортарион являлся пехотинцем, и с самого своего основания доктрина Стражей Смерти строилась на пехоте, и на необходимости вооружить и оснастить каждого пехотинца как можно лучше. Повиновение распространялось через каждый разряд: сержанты подчинялись капитанам, а те в свою очередь самому Мортариону. Если о каком-либо Легионе можно сказать, что он был единым целым, то это Стражи Смерти. В результате Стражи Смерти всегда имели небольшое количество компаний. За всю свою историю они никогда не имели более семи компаний одновременно. Но при этом каждая компания была больше чем у всех остальных Легионов, наполненная отрядами пехоты, и имеющая свои собственные взводы терминаторов.

С тех пор как Мортарион попал под влияние демонов, его командная рука ослабла, и со временем Легион разделился на несколько отдельных подразделений. Чаще всего воины Стражи Смерти сражаются в пешем порядке или в лучшем случае сопровождаются безумными чумными Дредноутами. Небольшое количество танков и других транспортных средств Легиона все еще функционируют, хотя их ремонт и обслуживание не считаются важными для Чумных Десантников, которые посвятил себя богу Гниения и Разложения. Но некоторые такие машина продолжают служить на поле боя, населенны демоническими сущностями или ордами Нурглингов, роями мелких тварей Нургла. Армии Чумных Десантников нередко были замечены организованные в семь взводов по семь десантников в каждом. Это является не только далеким отголоском организации древнего Легиона в далеком прошлом, но также семь считается священными числом сил повелителя Стражей Смерти, и они верят, что, используя в войсковой организации это число, они находятся под покровительством демон лорда Нургла и тем самым создают кабалистическую силу. Вне зависимости от того приносит ли "Правило Семи" внимание и магическое благословение их божественного патрона воинам Стражи Смерти, манера, в которой сражаются Чумные Десантники, все еще хранит отпечаток руки Примарха, который создал их, а затем привел к проклятию. Демон-принц Мортарион остается мастером Стражей Смерти, даже после их падения и дирижирует их действиями со своего чумного трона.

Верования

Верования Стражей Смерти отражают верования самого Мортариона, которые зарождались одной вещью, а закончились своей полной противоположностью. Глубокая уверенность в том, что индивидуум должен быть свободен от любого принуждения и ужаса, превратилась в убеждение, что индивидуум не может самостоятельно решать то, что для него хорошо. Вера во внутреннюю силу, железную волю и непоколебимую решимость перед лицом трудностей привела к высокомерию, гордости и полному пренебрежению ко всем другим.

Когда Гниение Нургла обрушилось на Стражей Смерти их гордость и высокомерие явились миру, и их презрение к слабости обратилось против них самих. Их капитуляция перед Нурглом оставила для них только один выход в жгучей самоненависти: чтобы заражать сильных, убивать слабых и подвергать разложению все, что встречается на твоем пути, пока это не разрушится. Их падение больше не будет казаться столь постыдным, если мор Нечистого Повелителя полностью изведет всех.

Генокод

Космические Десантники Стражей Смерти всегда были отражением внешности мрачного, темноглазого Примарха, которая, тем не менее, отражала и стойкость и твердость. Инфекция разложила их не только морально, но и физически. Чумные Десантники раздуты, их тела покрыты гниющими ранами, бубонами и язвами, из трещин в их доспехах стекает гниль и гной. Нургл редко сопровождает этот отталкивающий аспект еще и мутациями так свободно как другие силы Хаоса (такие капризные изменения являются по большей части во власти его антитезы – Тзинча), который любит гротескные мутации и изменения, но нередко кандидаты Стражей Смерти награждаются щупальцами, фасеточными глазами насекомых или другими отталкивающими формами.

Боевой Клич

Стражи Смерти никогда не имели боевого клича. Как Чумные Десантники являются воплощением тихой смерти, вирулентной эпидемии, болезней и безжалостного распада. Они – мор и оспа, голод и упадок, инфекция и рак и подобные этому вещи, которые наиболее ужасающи, когда они прибывают без единого слова или предупреждения.

0

7

Чемпионы Хаоса

Люциус Вечный

Тысячи лет назад, Люций был Космическим Десантником Легиона Детей Императора, Следующих за своим примархом Фулгримом через галактику во имя Императора. Так велики были умение и заслуги Люция, когда тот вёл своих Штурмовиков, что сам Фулгрим даровал ему звание Лорда Командира. Отвергнув весь опыт, за исключением искусства битвы, Люций с гордостью носил множество шрамов, и со временем он начал равнять понятия боли и успеха. К тому времени, когда Детям Императора наряду с остальными приказали подавить восстание Хоруса, лицо и грудь Люция украшали множество шрамов, соединившихся в символы столетия сражений и удивительное полотно, исказившее и изувечившее внешний вид воина. Практически непрекращающиеся самоистязания Люция представлялись его братьями как знак неистовой преданности и благочестия. Правда, была куда страшнее.

Люций также печально проявил себя на службе своему примарху, когда легион Детей Императора перешел на сторону Хаоса. С немыслимой скоростью и ловкостью он дрался на гладиаторских боях, устраиваемых Фулгримом, когда он был не в состоянии обрушить варп на ничего не подозревающие миры Императора. Он был практически бессмертным, и не было того, кому удалось бы превзойти великого воина в мастерстве войны. Но так было до встречи Люция с известным Лордом Командиром Цирием, когда чемпион Слаанэша встретил равного себе. Во время смерти Люций познал неописуемое искаженное наслаждение, но Слаанэшу не хотелось терять подающего надежды слугу.
В последовавшие за победой несколько недель мастерски изготовленные доспехи Цирия начали изменяться и искажаться. Волосы Лорда Командира выпадали, а по телу начали проступать тёмные линии, потихоньку прокладывая себе путь сквозь кожу и образуя лабиринты шрамов. Через некоторое время, Люций воплотился окончательно, и все, что осталось от его убийцы, было кричащее искаженное лицо, навсегда отпечатавшееся в доспехи Чемпиона Слаанэша.

И сейчас Люций скитается по галактике, высокомерный и бессмертный палач-садист. Кто бы ни победил Похитителя Душ и испытал при этом хотя бы долю наслаждения от победы над чудовищем, медленно и болезненно, превращался в побеждённого Чемпиона. Бесконечное наслаждение доставляют ему крики и стенания, издаваемые навечно заточенными в демонических доспехах душами многочисленных побеждённых. В умении обращения со своим оружием, инкрустированным мечом и демоническим хлыстом, Люций не имеет себе равных, ибо меч с хлыстом вкусили кровь героев по всей галактике. Похититель Душ всегда ведёт свои отряды в бой с немыслимой харизмой и уверенностью в победу, встречая смерть с тем же рвением, с каким он несёт её окружающим.

Абаддон

http://warhammer40k.ru/images/stories/c … don_lg.jpg

Абаддон, тот, кто проводит бесконечные Черные Крестовые походы против запуганных людей Империи. Абаддон, тот нелюдь, чье имя стало проклятьем на десять тысяч лет ужаса всей галактике, которую однажды он завоевывал для Императора и Империи.

Давным давно, Абаддон был величайшим героем, могучим воином, сражавшимся за расширение и укрепление Человечества. Он был капитаном Первой кампании легиона Лунных Волков во времена Великого Крестового похода и сопровождал Хоруса от древней Терры до самых отдаленных миров. Лунные Волки бились на тысячах планет, освобождая их от тирании пришельцев или же влияния сил Хаоса и Абаддон всегода был на передовой битвы. Он поклонялся Хорусу, как богу, последний же, принимал Абаддона, как любимого сына. И в правду, ходят слухи, что Абаддон и был сыном Хоруса, точнее его клоном - продуктом самых первых экспериментов по воссозданию Императором Примархов, когда они были разбросаны Хаосом по всей галактике.

Таким образом, когда Император переименовал легион в Сынов Хоруса в честь заслуг Хоруса в кампании Ullanor Crusade, Абаддон радовался, пожалуй, больше самого Примарха легиона.

Абаддон и Ересь Хоруса
Когда Ересь Хоруса началась, стало понятно, что Абаддон хранит верность своему Примарху, а не Императору, который был далеко. Во время гражданской войны с Императором Абаддон вел элиту Сынов Хоруса - отряды терминаторов в битвах за миры Istvaan, Yarant и при осаде Имперского Дворца на Земле. В финальной схватке на боевой барже Хоруса, Абаддон, во главе своих терминаторов, бился с терминаторами Имперских Кулаков. Когда Хорус пал от руки Императора, скорбь Абаддона была столь велика, что его ослабленный Хаосом рассудок полностью погрузился во тьму безумия и гнева. Тогда он полностью утратил все человеческое, что у него оставалось.

Абаддон повел оставшихся Сынов Хоруса в яростную контр-атаку и отбил у имперцев тело своего Мастера и отца. Себе Абаддон взял Коготь Молний, который он вырвал из доспехов Хоруса со страшным ревом, исполненным гнева и ненависти. И пока имперские силы застыли, оглушенные его криком, Абаддон увел баржу со своими легионерами в Глаз Ужаса. Так Абаддон перешел из мира смертных в мир легенд.

Однако достигнув Глаза Ужаса, Абаддон не спешил отправиться в Мир Хаоса. Он начал уничтожение всех имперских миров, находящихся около Глаза. Планета за планетой погибали под напором стали и огня его легионеров. Бессмысленная и жестокая бойня была остановлена высокой ценой объедененными силами Легионов Титанов (Titan Legions) и орденов космодесанта. Это был первый Черный Крестовый поход Абаддона против Империи. Абаддон грезит о создании собственной Империи ужаса на руинах Империи Человека. Каждая разрушенная звезда, уничтоженная планета, покалеченная жизнь - лишь еще один шаг на пути к его успеху.

Во время Первого Черного Крестового похода Абаддон заключил множество кровавых контрактов с демоническими Силами Хаоса. В склепах, расположенных под Башней Тишины на планете Uralan, Абаддон нашел древний демонический меч, разрушительной силы. Он прорубился сквозь полчища монстров в лабиринте к палатам, где клинок находился в стазисе веками. С демоническим мечом в руках Абаддон стал практически непобедимым. Целые города приносились в жертву демону меча. Мощь Абаддона стала воистину нечеловеческой, поскольку Боги Хаоса наградили его множеством даров за храбрость и жестокость.

Абаддон и Готическая Война

Зерна разрушительной Готической войны были посеяны за несколько лет до нее, серией казалось бы несвязанных налетов на форпосты Империи в Segmentum Obscurus. Warp-штормы так же разразились в небывалых масштабах по всему сектору, а фанатики утверждали, что это - гнев Императора. Несмотря на активные действия властей, культы фанатиков продолжали действовать, а толпы безумных предсказателей предрекали горевсему Готическому Сектору.

Со времени своего изгнания в Мир Хаоса, Абаддон не бездействовал. Используя миллионы рабов, колдунов и магию Хаоса, он создал гигантскую машину и назвал ее просто - Planet Killer (Убийца Планет). Первым ее гнев почувствовал мир Savaven. За одну ночь планета была уничтожена грешным оружием, которое просто взорвало ядро планеты. От мира остался лишь пояс астероидов. Мораль Имперских сил упала до катастрофического уровня при виде такой мощь врага.

Один мир за другим сдавались Хаосу, опасаясь уничтожения Убийцей Планет. Абаддону удалось захватить имперские космические крепости Blackstone, с их мощью он уничтожил мир Tarantis. Совместив мощь трех крепостей, он направил тепловой луч в сердце солнца Tarantis'a и уничтожил его за неделю. Звезда стала сверхновой и взорвалась, превратив мир в космическую пустныю.

Апогеем Готической войны стала битва за Shindlegeist, где Абаддон собирался захватить пятую крепость Blackstone. Имперские силы объединились с расой эльдаров, а командовал объединенными союзными войсками Лорд Адмирал Рейвенсбург. Когда Абаддон начал свою атаку, союзные силы обрушились на него всей своей мощью. Битва была кровавая и длилась целых три дня. Чувствуя, что ему не справиться с союзниками, Абаддон приказал трем своим Blackston'ам уничтожить звезду мир, за который шла битва. Тепловой луч был направлен на солнце, однако имперский капитан Абридал, разгадав план Абаддона повел свой корабль "Пламя Очищения" прямо в центр теплового луча. Корабль храбреца был уничтожен, однако его героический поступок спас солнце Shindlegeist'a, а вооружение хаосовских Blackstones перегрелось и ему пришлось отступить.

Абаддон бежал с двумя захваченными крепостями Blackstone Fortresses, третья была захвачена и уничтожена имперцами. С поражением Абаддона у Shindlegeist Готическая война была окончена. Убийца Планет был якобы уничтожен эскадроном Омега у мира Kharlos II, однако когда следователи Adeptus Mechanicus, во главе с инквизитором Хорстом прилыди на место битвы, никаких следов жуткой машины найдено не было.

Абаддон - победитель
У мира El'Phanor Абаддон провел атаку на ворота Цитатдели Кромарча (Citadel of Kromarch). Кромарч хорошо укрепил свою крепость. У нее были лишь одни ворота, из чистого адаманта три метра толщиной. Лишь один из десяти, кого вел Абаддон смогли добраться до самих ворот, под огнем со стен, где они оказались в ловушке, прострелеваемой тяжелыми болтерами справа и слева. Тогда Абаддон обнажил свой легендарный меч, светящийся черным пламенем Хаоса и разбил ворота несколькими ударами. Ворота были крепче алмаза, однако они разлетелись, как простые деревяшки...

Когда легионеры Blood Angels прибыли на планету Mackan, Абаддон встретил Сынов Сангвиния холодной яростью. Он повел отряды Берсеркеров прямо на позиции девастаторов Blood Angels. Лишь лучшие берсеркеры добрались до вершины холма, где засели легионеры с тяжелым вооружением... Даже лучший штурмовой отряд Ангелов не смог отбить тела своих товарищей...

Всего Абаддон провел двенадцать Черных Крестовых походов против Империи.

Тифус Странник, Герольд Нургла, Носитель
Разрушительного Роя.

http://warhammer40k.ru/images/stories/c … hus_lg.jpg

Когда Мортарион, Примарх Стражей Смерти, связал свой Легион с силами Мастера Войны Хоруса, он не знал цену, которую придется заплатить за такое решение. Только один воин Стражей Смерти полностью осознавал происходящее. Его звали Тифон.

Как и многие другие Стражи Смерти, он был призван в ряды Космодесанта на жестокой планете Барбарус (Barbarus), где вырос сам Примарх Мортарион. В те времена Барбарус был домом не только для людей, но и для множества жестоких людоедов. Их гены незаметно жили в крови Тифона, что впоследствии определило появление у него странных латентных психических сил. Именно это обстоятельство сыграло решающую роль во время его поступления в ряды Космодесанта.

Еще во времена, когда Мортарион и Стражи Смерти были преданы Императору во время Великого Похода, Тифон общался с Темными Силами. Вскоре Тифон поднялся до уровня Капитана и стал командиром боевого корабля Terminus Est с полным подразделением Стражей Смерти на борту. Когда Ересь вылилась в кровавую бойню на Истване, он провел орбитальную бомбардировку имперских сил. Именно он убил Навигаторов кораблей Стражей Смерти, которые остались верными Императору. Именно он пообещал Мортариону, что своими силами он сможет провести Стражей Смерти через Ворп прямо к Терре. Именно он обрек их на проклятие долгого странствования и беспомощного дрейфа по течениям межпространства.

В Варпе время течет иначе. Никто из Стражей Смерти на борту Боевой Баржи Terminus Est не мог сказать,сколько времени он находятся вдали от основного флота. Теперь всего лишь несколько из них оставались на ногах - Стражи Смерти поодиночке заражались странной чумой. Со временем Omophagea и имплантированная почка уже были не в состоянии защитить их. Они оставались в сознании, но были парализованы. Все что могли делать беспомощные войны, так это терпеть раздирающую жгучую боль, которая заполняла их тела. Только неугасаемый инстинкт выживания сохранял им жизнь. Этот инстинкт достиг свого предела, когда вместо мерного гула ворп - защитных генераторов послышалась отдаленная вибрация корпуса, которая затем переросла в жужжание миллиона крыльев.

Бесчисленное множество маленьких черных тварей, порожденных Варпом, пролезало буквально через каждую переборку, заполняя отсеки потоками чумной заразы. Это был Разрушительный Рой, самое ужасное творение Норгла. Твари стали роиться вокруг обездвиженных Стражей Смерти, поглощая их пот и заражая их раны. Они забивались в каждое отверстие на теле жертв, откладывая там свои яйца. Весь корабль был полон судорожно дергающихся тел. Распухшая от разложения плоть продавливала бронекостюмы и выпирала наружу. Из раздувавшихся ран проистекал едкий гной. Доспехи медленно наполнялись лопнувшими внутренностями и жижей зараженных органов, навеки срастаясь с разрушенными телами.

На командном мостике Terminus Est, едва шевелясь, лежал Тифон. Превозмогая смертельную агонию и боль, он поднялся на ноги. Из глубины разложившихся легких и разорванной флегмы раздался хриплый рев: "ЕЩЕ!!!" Миллионы заразных существ покинули своих жертв и облепили его. Твари волнами роились вокруг Тифона, заселяя его плоть. Вскоре они все ушли под броню его доспехов. Теперь на командном мостике стояла невероятно гигантская фигура. Это был уже не Тифон. Отныне это был Носитель Разрушительного Роя, лучший из сынов Мортариона. Теперь его звали Тифус».

Тифон получил свою награду от своего истинного хозяина, Норгла, Повелителя Разложения, когда Разрушительный Рой поразил корабли Стражей Смерти.

В отличие от своих зараженных братьев по оружию он приветствовал происходящее. В то время как последний Страж Смерти пал в борьбе с заражением, Тифон принял самый жестокий удар чумы. Теперь он содержал всю бешеную силу и нечисть заражения в собственном теле. Оно стало переносчиком разложения, а его броня покрылась аурой страшной чумы. Отныне Тифон стал Тифусом, Провозвестником Норгла, Носителем Разрушительного Роя.

Во время Сражения за Терру Стражи Смерти были бы уничтожены, если бы не искусное управление Тифуса. Он организовал их эвакуацию и отступление в Око Ужаса.

Когда же в пучинах Ока Мортарион создал свой демонический мир, сходный с родным Барбарусом, Тифус
не принял сентиментальность Примарха. Он был предан Норглу, и знал, что его силы возрастают, когда страх смерти захватывает души противников. На своем корабле с преданными войнами Тифус снова и снова возвращался в мир смертных. Так родилась легенда о Страннике, Провозвестнике Норгла. С тех пор множество миров и тысячи проклятых душ были преданы Норглу, в благодарность за его "дары".

Хурон Черное Сердце

http://warhammer40k.ru/images/stories/c … onB_lg.jpg

«Сильный, становится сильнее в одиночестве».

Люфгт Хурон, Тиран Бадаба.

Люфгт Хурон, Магистр Ордена Астральных Когтей, Тиран Бадаба – Хурон Черное Сердце, глава Красных Корсаров, Повелитель Мальстрима, Кровавый Грабитель. Двое безумных и жаждущих власти врагов Империума в разное время – один и тот же человек. Хурон был тяжело ранен выстрелом из мельты во время сражения в Терновом Дворце в конце осады Бадаба. Астральные Когти поклялись драться до конца, защищая Магистра и свой мир, но увидев, что Бадаб потерян, они пробились через имперскую блокаду к жалкой горстке уцелевших кораблей. Покинув систему Бадаба, они устремились в Мальстрим, чтобы уйти от преследования Империума и присоединились к бандам ксеносов, ренегатов и еретиков сделав Мальстрим своим логовом.

Тиран выжил. Одна сторона его тела была почти полностью заменена бионикой, технодесантники и апотекарии постоянно дежурили у его ложа, пока корабли Астральных Когтей укрывались в пылевых облаках Мальстрима. На восьмой день тиран вновь обрел способность говорить и приказал флоту искать новый мир для завоевания. На двенадцатый день Хурон смог подняться и снова облачится в свой силовой доспех. Его фанатичные последователи провозгласили такое скорое выздоровление чудом, но, если это и было чудом, то чудом темным.

Небольшой армии Хурона было достаточно, чтобы легко сокрушить первую попавшуюся пиратскую крепость, всего за несколько часов вырезав всех корсаров. Выжившие принесли клятву верности тирану и, убоявшись его ярости, превратились в рабов. Так родился Хурон Черное Сердце. С новыми кораблями и новыми солдатами, Черное Сердце мог снова приступить к строительству империи достойной своего правления.

По мере того как разрасталась пиратская империя состоящая из еретиков и отступников влияние его росло. Его ужасающие космодесантники использовали кроваво-красную краску чтобы удалить со своих доспехов имперскую символику, и стали именоваться Красными Корсарами, что безмерно порадовало Хурона. В скором времени все присоединившиеся к нему отступники использовали эти цвета, чтобы доказать свою преданность.

Постепенно Красные Корсары превратились в военную силу, с которой нельзя было не считаться. Их рейды из Мальстрима с каждым десятилетием ставились все более частыми и кровавыми. И что страшнее всего, в Инквизицию начали стекаться сведения о всевозрастающем числе десантников и даже целых отделений, которые исчезали лишь для того, чтобы вновь объявиться в армии Хурона Черное Сердце.

В последние годы, навигация у Мальстрима обрела форму военного конвоя. Дюжины торговых судов, совершают рискованные рейсы в такие миры как Предел Моргана, Тартуга VI, Веракруз и Зататетус Гранд только под защитой военных кораблей Империума. Что, впрочем, весьма осложнило жизнь Хурону и его пиратам.

Красные Корсары стали более осторожными, атакуя лишь отставшие суда, либо дожидаясь момента, когда другая угроза отвлечет корабли охранения. Только тогда когда Хурон лично возглавляет набег, Красные Корсары становятся более дерзкими. Зарегистрированы случаи нападений на хорошо защищенные конвои, нападений проводившихся с такой ошеломляющей внезапностью, что пиратам удавалось захватить трофеи прежде, чем сопровождающие корабли могли нанести ответный удар. Следствием таких действий явилось возросшее влияние Красных Корсаров и сейчас имя Хурона Черное Сердце во многих секторах произносится почтительным шепотом.

Лорд Ацербус

http://warhammer40k.ru/images/stories/c … cebus2.gif

Демон-принц, известный, как  Лорд Ацербус (Lord Acerbus), начал смертную жизнь человека, однако его странствие к демонизму началось давно, на темных улицах города Нострамо Куинтус (Nostramo Quintus). Ацербус родился на планете, давшей начало легиону Повелителей Ночи. И для того, кто родился и вырос среди варварства и бандитизма, не было другого пути, кроме как вступить в легион, чье имя стало синонимом террора и геноцида.

Конрад Курзе (Konrad Curze), "Ночной Призрак" (‘Night Haunter’), темный и таинственный Примарх, вел своих Повелителей Ночи, сея смерть среди врагов Человечества и провозглашая все больше планет частью Империи Человека. Весь крестовый поход Ацербус бился за своего Примарха, лучше других познавая его тактику террора и ужаса. Учась у своего Примарха, Ацербус продолжал оттачивать свое мастерство, убивая и калеча, и не заботясь ни о каких идеалах и принципах, как это делали воины Ультрамарины (Ultramarines) или же Имперские Кулаки (Imperial Fists).

Во времена Великого Крестового Похода (The Great Crusade) многие из легионов космодесанта освятили свое имя актами героизма и доблести. Но Повелители Ночи имели собственное видение войны. Их методы полностью отражали всю философию легиона: методическое планирование Имперских Кулаков было не для них, хирургические спецоперации Стражей Воронов (Raven Guard), так же не импонировали Повелителям Ночи. Повелители Ночи предпочитали доводить противника до безумия психологическими атаками, а затем полностью уничтожали его, неся смерть всем, от мала до велика. Именно тогда судьба Примарха Повелителей Ночи и Ацербуса была предопределена.

Список зверств, совершенных Повелителями Ночи во время Крестового Похода длинен и удручающ. Конечно, было уничтожено множество врагов Человечества, но на каждого убитого одержимого, еретика и культиста приходилась тысяча невинных жизней. На планете Джуно 4 (Juno IV) Ацербус провел штурм одного из культов - ксенофилов. Была получена информация, что культисты просочились в правительство планеты, и Ацербус приказал уничтожить около двух миллионов человек, чтобы полностью исключить возможность упустить хотя бы одного еретика. На Плага Секондус (Plaga Secondus) Ацербус безоговорочно выполнил приказ Ночного Призрака и разбомбил вирусными бомбами целый континент, всего лишь ради уничтожения одного храма Хаоса.

Такое варварство не могло пройти незамеченным для Императора, и действия Повелителей Ночи были осуждены. Именно тогда Ацербус начал кровавую кампанию на планете Цагуалса (Tsagualsa), ознаменовавшую переход легиона на сторону Хоруса (Horus) в его Ереси (Horus Heresy). Когда все оправдания, за которыми прятались злодеяния Ночного Призрака, были, убраны, Ацербус и его легион обрушились на галактику, стремясь уничтожить всех на своем пути.

Ересь Хоруса стала звездным часом Ацербуса. Пока Конрад Курзе лежал в беспамятстве и прострации, борясь со своими кошмарными видениями, Ацербус принимал участие в гражданской войне и всевозможных актах геноцида. Ацербус вел свою роту, неся смерть и погибель верным Империи легионам. В кульминационный момент гражданской войны, в битве за Терру, до Ацербуса дошло известие о гибели Хоруса. Тогда он призвал себе в помощь всю силу Хаоса Единого и Неделимого. Хаос услышал его, и ответил...

К тому моменту, когда Ночной Призрак погиб от рук предсказанного им же Имперского Убийцы, Ацербус, благословленный Хаосом, уже командовал крупным контингентом Повелителей Ночи. Ацербус и его бандформирование стали настоящей чумой Империи. В последующие после после Ереси Хоруса тысячу лет он ответственны за падение 30 импреских миров. Ацербус проводил свои рейды без видимой причины, лишь ради собственного наслаждения и принесения в жертву Неделимому Хаосу новых душ.

В 832.M33 году Ацебрус совершил жуткий, богомерзкий акт, за который получил свою награду: превращение в Демона. Собрав огромную силу Повелителей Ночи он направился на священный мир Кастиль 5 (Castile V). Мир был домом для Сестер Битвы (Adepta Sororitas) из Ордена Госпитальеров (Orders Hospitaller). С Кастиля сестры проводили свои гуманитарные миссии милосердия в соседние сектора. Недавно Сестры Битвы эвакуировали обитателей соседней системы Антилл (Antilles), где разразилась жуткая эпидемия чумы. Беженцы расселились вокруг монастыря Сестер на Кастиле 5. Ацербус обрушился на невинных людей всея своей яростью и мощью. Несмотря на сопротивление Систер, вскоре все было кончено. Два миллиона невинных душ были принесены в жертву Хаосу.

На рассвете следующего после резни дня, Ацербус стоял на развалинах монастыря Сестер. Его триумфальный рык ознаменовал его долгожданное превращение в Принца-Демона.

По сей день Ацербус представляет страшную угрозу Империи, и множество раз Инквизиция пыталась уничтожить его. Каждая попытка оканчивалась смертью опытного Инквизитора, а его душа приносилась в жертву Единому и Неделимому Хаосу.

Фабиус Байл

http://warhammer40k.ru/imgs/deever/Bile.jpg

http://warhammer40k.ru/imgs/deever/bile2.gif

Фабиус Байл путешествовал по галактике наверно больше, чем любой из лордов Легионов-отступников. На Диммамаре он известен как Мастер-алхимик, на Арден-IX и в системе Брай его называют Свежевателем, а несчастным племенам, живущим в грязных городах-ульях Парамара-V как повелитель Клонов. Сам себя он называет «Прародитель», мотивируя это тем, что он раскрыл секрет работ Императора по созданию Примархов и первых Космических десантников.

Глубину алхимических знаний Байла в генетических манипуляциях смог оценить каждый мир, в котором он побывал. Везде, где бы он ни появился, за ним тянется мерзостный след. Его имя со временем стало настоящим проклятием для Адептус Терры, так как загрязнение гено-кода человечества, достигнутое его трудами, стало уже очевидным. Целые населенные миры были стерты с лица планет Адептус Астартес для уничтожения порождений экспериментов Байла. Часто они находили целые планеты вновь заселенные нечестивыми ордами извращенных дьявольских созданий и мутантов.

Иногда, при зачистке пораженных язвами Байла миров, Космические десантники Императора неожиданно сталкивались с ожесточенным сопротивлением усовершенствованных им людей, которые сражались как демоны варпа. Эти исчадия его мерзостных экспериментов – маньяки, проявляющие силу, скорость и интеллект многократно превышающие аналогичные показатели нормальных людей. Эти создания Байл считает предметом своей гордости и вершиной своего искусства и стремится населить галактику «Новым человечеством» - эгоистичными, агрессивными, маниакальными, вероломными убийцами. В них собраны воедино все наихудшие человеческие качества, а психология тирана совмещена силой берсеркера. Даже Инквизиция не имеет полностью достоверных сведений, сколько таких созданий бродит по галактике, однако они уверены в том, что абсолютно невозможно их обнаружить пока их безумие не начнет выплескиваться наружу.

Байл, конечно же, по своему уникальный человек - он умудрился предать даже свой собственный легион. Во времена Ереси Хоруса он носил звание заместителя командора Легиона Детей Императора. Несмотря на то, что Дети Императора вторглись на Терру вместе с Хорусом, их участие в штурме Императорского дворца было минимальным. Вместо штурма они занимались истреблением мирного населения Администратума, состоящего в основном из клерков, чиновников и лакеев, державших на себе административную махину Империума. Охота на чиновников и их семьи и зверские расправы, творимые Детьми Императора, заставляющие клерков бежать из зоны боевых действий, приняли невиданные масштабы. Более миллиона невинных жертв были замучены Детьми Императора во время проведения экспериментов по созданию новых наркотиков и стимуляторов для отступников, ищущих новые наслаждения.

Возможно, именно в эти смутные времена Фабиус Байл впервые ступил на этот темный путь, в итоге принесший горе и скорбь населению многих миров Империума. Его методики по «работе» с живыми узниками были самыми передовыми, они позволяли продлять их агонию неделями, оставляя в живых на весь срок, необходимый для завершения эксперимента. Даже среди кровавой бойни Ереси Байл предпочитал творить жизнь, а не смерть. Своими экспериментами над химическими реакциями мозга для обострения чувств Космических десантников и соединения их центров удовольствия с нервной системой таким образом, что почти любое действие могло бы доставлять им извращенное наслаждение, Байл внес существенный вклад в окончательное низвержение Легиона в объятия Слаанеша. Но когда Байл осознал, что Дети Императора полностью уходят в мир сладострастия и наркотических грез, он решил покинуть свой легион.

Еще до поражения Хоруса Байл покинул Терру в сопровождении горстки своих последователей. Он продвигался по опустошенному войной Империуму от планеты к планете, от системы к системе, предлагая свою помощь восставшим против Императора повстанцам и узурпаторам в обмен на пленников, генетические образцы, а также на древние записи и книги. Честолюбивые правители многих миров возлагали на него свои надежды, верша геноцид и зверства на собственных планетах и отдавая для экспериментов Байла собственных последователей. Тем не менее, помощь, которую Байл был в силах предложить, была более чем полезной – его сыворотки могли превратить заурядных бойцов в супер-солдат, а технологии клонирования позволяли в течение считанных месяцев создавать многотысячные армии идеальных солдат.

Тем не менее, даже все порождения его экспериментов не смогли сдержать силы лоялистов, воодушевленных поражением Хоруса, хлынувшие с Терры. В то время когда Байл в обмен на эмбриональные материалы помогал лорду Тиреллу в системе Арден, возмездие настигло и его. На отступнические миры внезапно, как ангелы мести хлынули Адептус Астартес. Заводы, перерабатывающие плоть, и цистерны для выращивания клонов были сожжены в одну ночь. Во избежание святого очищающего огня космических десантников Ордена Саламандр Фабиусу Байлу пришлось в очередной раз бежать. Простая случайность помешала ему – когда он уже практически скрылся, его корабль был подбит имерским крейсером класса Империал Готик. Единственным путем спасения для Байлу оставался прыжок в изменчивые объятия варпа.

Как и большинство «бродяг», дрейфующих бесконечном пространстве варпа, его корабль, в конце концов, оказался в Оке Ужаса. Так могла бы закончиться история Фабиуса Байла, бесконечным дрейфом по просторам варпа, однако волею судьбы или по милости темных богов, его корабль был затянут гравитацией одного из древних демонических миров, некогда бывшим одной из жемчужин цивилизации утонченных Эльдар, превратившийся в дряхлую, оплетенный тьмой и сумасшествием клоаку. Именно здесь Байл обрел свое новое пристанище.

Вскоре он узнал, что в Оке ужаса разгромленные Легионы предателей отчаянно нуждались в его услугах: им были необходимы клонированные воины и рабы. Но больше всего они нуждались в драгоценных органах, содержащих генное семя для создания новых армий Космических десантников для новых нападений на Империум. В конце концов, в своей торговле Фабиусу Байлу удалось занять позицию, позволявшую сотрудничать со всеми Легионами-отступниками одновременно, которая напоминала ходьбу по лезвию меча. Все Легионы нуждаются в его помощи, однако он всегда отказывает, в случае если один из них пытается добиться привилегий по сравнению с остальными. И он считает, что только так его безопасность гарантирована.

Кор Фаэрон

Кор Фаэрон был духовным наставником Лоргара на Колхисе и Примарх ценил его советы, превыше всех остальных. Фактически Кор Фаэрон манипулировал Лоргаром. Когда видения сошествия Императора на Колхис овладели молодым Примархом, Кор Фаэрон был тем кто заставил Лоргара нести пророчество людям. Тогда амбиции Кор Фаэрона в первый раз толкнули Лоргара пролить кровь. Первый среди последователей Лоргара, Кор Фаэрон последовал за Примархом через все битвы против Устава, придавая ему силу духа, когда казалось, что войны будут бесконечны.

Став Космическим Десантником, Кор Фаэрон стал Вторым в легионе после Лоргара, возглавив Первую Роту Несущих Слово. Он выделялся фанатизмом даже в легионе фанатиков, и было неизбежным то, что Капелланы Ордена должны были избрать его для дальнейшего духовного роста. Погружаясь в познание религии, он чувствовал, как его духовное рвение достигает новых высот, и воины, ведомые им на битву бились со свирепостью, незамеченной среди их братьев. Кор Фаэрон быстро прошел через Капелланство, скорость усвоения им святых текстов была вне человеческого понимания.

Но, такой человек как Кор Фаэрон, никогда не станет Космическим Десантником. Его жажда власти, потянула его к Договору с силами Хаоса, а за ним и Лоргара. Когда Несущие слово спокойно сидели в глубоком космосе, в следствии Императорских упреков Лоргару за медленное наступление, Кор Фаэрон был тем, кто первым подал идею, что если Император не принимает их службу, то должен быть в галактике тот, кто примет.

Кор Фаэрон понимал, что Лоргар нуждается в признании, и он знал, что силы Хаоса не отвергнут Примарха. Поиски могущества привели его к Хаосу, и пока Лоргар страдал от упреков Императора, Кор Фаэрон тонко манипулировал Примархом, нашептывая гордому Лоргару единственное правильное решение, медленно отравляя его преданность Создателю.

Кор Фаэрон стал Мастером Веры, и встал на черный путь совращения легиона Несущих Слово. Когда Лоргар с радостью пал в объятья Хаоса, оставалось уже немного до того момента, когда весь Легион полностью посвятил себя Гибельным Силам. Как и раньше Кор Фаэрон был духовным наставником Лоргара, и возглавил контингент Несущих Cлово в одной из самых разрушительных битв эпохи Ереси.

В конечном итоге, его силы были разгромлены Ультрадесантом на Калте, и он отступил в глубины Мальстрима. Ультрадесантники заявили, что уничтожили его боевой флагман в стычке на окраине Мальстрима, но это заявление – невозможно подтвердить в этом изменчивом регионе космоса. Как бы то ни было, огромное количество культов и мятежных групп возникающих при поддержке Несущих Слово в регионах граничащих с Мальстримом все больше заставляет верить, что Кор Фаэрон выжил и продолжает свою деятельность по сей день. В глубине Мальстрима парит Гхалмек, ставший столицей черной империи Мастера Веры.

0

8

История Титанов

Адептус Механикус

http://s56.radikal.ru/i153/0902/c5/a63bc71cf07b.jpg

Нет в мире башен выше, чем шпили Марса, нет городов огромнее, чем Ульи Марса, и нет людей более преданных поиску знаний, чем Техножрецы Марса.

Марс – величайший и самый густонаселенный мир в Империуме, охватывающем целую галактику. Гигантские Ульи возносятся на мили вверх, к марсианскому небу, а их фундамент покоится глубоко в ядре планеты. Орбитальные фабрики охватывают кольцом красную планету, их беспрестанная работа освещает ее ярким ореолом.

Над экватором, на геостационарной орбите располагаются гигантские орбитальные доки, ибо это – база сильнейшего из флотов Империума, Боевого Флота Солар. Неисчислимые миллиарды людей населяют этот мир. Все они – последователи Культа Механикус, преданные слуги древнего Бога-Машины.

Марс – родина Техножрецов, правящей касты Культа Механикус. По всей галактике разбросано множество миров, принадлежащих Техножрецам, население этих планет является частью огромной и влиятельной организации. Эти планеты называются Мирами-Фабриками. И хотя все они намного моложе Марса, на каждом есть свои заводы и Ульи, своя промышленность и свои храмы Бога-Машины.

Каждый Мир-Фабрика – это колония Техножрецов, управляемая собственными Техномагами, и автономная в решении собственных вопросов. Тем не менее, все члены культа фанатично преданы Культу Механикус и правителям Марса.

Рождение Культа Механикус

Культ Бога-Машины возник тысячелетия назад, задолго до рождения Империума, во времена, известные как Эра Раздора. События, приведшие к Эре Раздора, навсегда останутся тайной, но рост возмущения в Варпе несомненно был одной из главных причин. Только через Варп-пространство возможно путешествовать к звездам. Спорадические возмущения Варп-пространства, известные как Варп-шторма, делают межзвездные перелеты практически невозможными. Во времена Эры Раздора Варп-шторма участились, их сила возросла. Вскоре они распространились по галактике настолько, что исчезла всякая возможность навигации в космосе. Отдельные звездные системы оказались изолированы. Были потеряны многие человеческие колонии, полностью зависимые от межзвездного сообщения. Общественный строй рухнул, воцарилась анархия, и старая цивилизация Человечества прекратила свое существование.

Во время Эры Раздора Земля больше не могла обеспечивать свое население достаточным количеством еды и ресурсов. Без поддержки других миров, родина Человечества лишилась шансов на выживание. Многие миллиарды погибли в результате голода и войн. Вскоре планета стала ареной боев между вождями разрозненных племен, сражавшихся на руинах некогда великой цивилизации. Земля стала не более чем пустыней, а ее население превратилось в диких варваров, бьющихся за остатки территории и воды.

Распад общества на Марсе начался точно так же, как На Земле. Но, благодаря уникальным условиям Марса, дальнейшие события приняли совершенно иной поворот. Антирадиационные атмосферные щиты планеты, лишенные надлежащего ухода, вскоре престали функционировать. Солнечная радиация обрушилась на поверхность, уничтожая редкую растительность и хрупкую экосистему, на создание которой ушли века. Под действием радиации начались эпидемии чумы, уничтожившие большую часть населения. Из тех, кто выжил, многие сошли с ума от болезней, превратились в мутировавших зомби или деградировали до уровня каннибалов. Казалось, что планету ожидает гибель. Но этого не произошло, ибо среди начала распространяться новая вера, религия спасения – Культ Механикус, провозглашавший Бога-Машину.

Последователи Культа Бога-Машины разыскивали осколки потерянной технологии, чтобы создать хотя бы временные укрытия от радиации. Культ требовал абсолютной верности, ведь вернуть технологию и спасти планету мог только самоотверженный труд, часто требовавший пожертвовать всем – даже жизнью. Под началом Техножрецов, культ начал восстанавливать порядок на планете. Последователи культа создавали укрытия от радиационных бурь, генераторы кислорода и аппараты переработки пищи, позволявшие им выжить.
Укрытий не хватало самим Техножрецам, а для неверующих там не было места. Мародеры и мутанты пытались завладеть наспех построенными зданиями. Многие последователи культа погибли, защищая свои дома, большинство первых укрытий было разрушено. Но те, кто выжил, стали еще сильнее и упорнее. То, что люди выжили в таких ужасных условиях, оправдало в их глазах Культ Механикус. Их преданность культу стала непоколебима.

В то время, как вожди варваров сражались за Землю, Техножрецы изменяли Марс по воле и видению своего нечеловеческого бога. Среди красных песков были воздвигнуты первые храмы Бога-Машины, люди приходили поклониться Высшему Алтарю Технологии.

Техножрецы выискивали среди руин Марса остатки техники и возвращали их в Храм Вселенского Знания. За пластальными стенами Храма сияющие металлические поршни возносили сводчатую крышу почти на милю вверх. Их стержни могли поднимать и опускать крышу, изменяя акустику помещения, чтобы усилить хвалебные гимны Богу-Машине.

Высший Алтарь представлял собой огромное хранилище всех знаний Техножрецов. Даже сейчас каждое новое открытие передается Алтарю. Каждый храм на Марсе и на всех Мирах-Фабриках постоянно соединен с Высшим Алтарем Трансматом, Психо-Сервитором, разум которого соединяет все алтари Адептус Механикус в единую священную сущность.

Легионы Титанов

Когда Техножрецы создали первые храмы и вернули порядок на Марс, они заложили основу армии Культа Механикус, Легионов Титанов. Они создали оружие, способное функционировать во враждебных условиях планеты. Это были гигантские боевые машины, незваные Титанами. С тех пор Легионы Титанов были главной силой армии Культа Механикус. Теперь, когда Марс стал частью Империума, они служат Императору.

Ни одна боевая машина Вселенной не может сравниться по мощи с Титаном. Крупнейшие из Титанов усеяны орудийными башнями и несут разрушительное вооружение, способное уничтожать целые армии противника. Внутри Титана бесчисленные члены его команды находятся на своих постах. Одни из них управляют двигателем, позволяющим гигантской машине шагать по полям сражений. Другие управляют могучими орудиями Титана, нацеливая его турели и смертоносные ракеты. Титан – это наземный боевой корабль. Такой огромной машине требуется поддержка пехоты и танков, чтобы использовать свою невероятную огневую мощь наиболее эффективно. Некоторые Титаны служат и транспортами, их огромные ноги превращаются в могучие крепости, из которых атакует пехота.

Создание Титана занимает многие годы. За каждой машиной стоят века тяжелого труда. Считается, что самые огромные и древние Титаны содержат в себе часть силы самого Бога-Машины. Их возраст и технологическая сложность превращают их в священные реликвии. Техножрецы украшают Титанов знаменами, чтобы подчеркнуть их святость. Перед каждой битвой они окропляют машины священными маслами и служат Мессу Культа Механикус перед всем легионом. Во время нее упоминаются священные имена Титанов, и цитируется Устав Техниканума. Для Техножрецов Титан – не просто боевая машина, это проявление Бога-Машины, святое и почитаемое дитя Технологии. Служить в экипаже Титана – значит лично служить Богу-Машине. Это – самая почетная служба для простого смертного.

Миры-Фабрики

Когда Культ Механикус восстановил порядок на Марсе, его лидеры обратили взоры на Землю и прочие миры в поисках остатков человеческого знания. Техножрецы были поражены разрушениями, которые они увидели на Земле, и сочли, что на этой планете больше нечего спасать. Тогда они обратились к другим планетам. Тем не менее, их корабли не могли пробиться через Варп-шторма, изолировавшие Солнечную систему, как многие другие.
Техножрецы веками изучали Варп-барьер, пытаясь понять природу Варп-штормов и их энергии. Через многие столетия они смогли предсказать, когда Варп-штром ненадолго ослабнет, и начали готовить экспедицию за пределы Солнечной системы. Наконец настал момент, когда Варп-шторм отступил, и от Марса отправился огромный флот. Каждый корабль Культа Механикус нес на борту полный Легион Титанов, а так же тысячи Техножрецов и сервиторов, которым было предназначено основать новые колонии.

Через несколько дней сила Варп-шторма вновь возросла, и все контакты с флотом были потеряны. Техножрецы, ожидая нового знамения от Бога-Машины, стали готовить следующую экспедицию.
За последующие тысячелетия множество Легионов Титанов было сформировано и отправлено к звездам. Некоторые пропали или погибли, но остальные успешно выполнили свои задачи. По всей галактике были основаны новые колонии Культа Механикус по образу и подобию Марса, со своими храмами и Ульями, фабриками и иерархией Техножрецов. Гарнизоном каждой колонии был Легион Титанов. Такие миры стали именоваться Мирами-Фабриками.

Пока шторма не отступили, Техножрецы могли лишь гадать, сколько кораблей пережили опасности Варпа. В моменты относительного спокойствия в Высший Алтарь Храма Знания приходили отрывочные сообщения: короткие доклады Миров-Фабрик, информация о найденных машинах и сделанных открытиях, или отчаянные мольбы о помощи. Но Техножрецы мало чем могли помочь отдельным мирам. Миры –Фабрики смогли воссоединиться с Марсом лишь во времена Великого Крестового Похода, в Век Империума.

Рыцарские Миры

Техножрецы обнаружили, что Вселенная впала в анархию, а древний союз свободных человеческих миров перестал существовать. Точно так же они узнали, что и сообщество Эльдар разрушалось. Многие из них обратились к поклонению Темным Богам Хаоса, а миры Эльдар лежали в руинах. Некоторые Эльдар уже оставили свои родные миры и основали колонии Экзодитов, нетронутые порчей Хаоса. И так же Техножрецы узнали, что в галактике бесчинствовали банды Орков, грабя и уничтожая все на своем пути.

Найденные Техножрецами человеческие миры почти не сохранили прежние технологии. Они деградировали до состояния феодальных миров, управляемых родовой аристократией. На этих планетах Техножрецы были встречены как долгожданные спасители. Техножрецы избрали для колонизации богатые ресурсами планеты, где они могли бы возродить промышленность. Они поселились в этих феодальных империях, получивших название Рыцарские Миры. Они установили контакты с другими Рыцарями, наладили торговлю и занялись исследованием древних руин, где еще могли сохраниться образцы технологии прошлого. Рыцари предоставляли Жрецам людские ресурсы и защиту от врагов, таких, как Орочьи пираты или жаждущие новых земель Экзодиты. Техножрецы в свою очередь помогали восстанавливать Рыцарские Миры и делились технологией.

За столетия Миры-Фабрики обрели силу, и Рыцарские Миры процветали под их покровительством. Техножрецы и Рыцари зависели друг от друга, и каждый Мир-Фабрика образовал маленькую империю вместе с окружающими Рыцарскими Мирами. Рыцари многому научились у Техножрецов, и культура этих миров сильно продвинулась технологически. Многие Миры-Фабрики смогли установить непрочную связь друг с другом, а страсть Техножрецов к знаниям распространила информацию по алтарям всех миров.

Самым важным новшеством, привнесенным Техножрецами на Рыцарские Миры, были боевые машины, так же известные как Рыцари. Эти машины представляли собой уменьшенную однопилотную версию Титанов. Они были намного слабее настоящих Титанов, но лучше приспособлены к маневренному бою, который предпочитала знать Рыцарских Миров.

Сегодня Рыцари сражаются вместе с Титанами и являются резервом, который может при необходимости поддерживать Легионы Титанов в бою. На Рыцарских Мирах тысячелетиями складывались феодальные традиции, поэтому каждая машина управляется благородным рыцарем. Более того, новая технология позволила воинской знати укрепить свои позиции на этих планетах.
Эра Империума

Прошло десять тысяч лет с тех пор, как началась Эра Империума. В далекие времена Варп-шторма, наконец, закончились, вылившись в один шторм невероятной разрушительной силы. Варп состоит из психической энергии, влияющей на разум психически-чувствительных смертных. В результате гибели Варп-штормов по вселенной прошла психическая ударная волна, убившая множество людей.

В центре этого взрыва оказались миры Эльдар, и это ознаменовало гибель планетарной цивилизации Эльдар. Некоторые спаслись на гигантских кораблях, известных как Искусственные Миры. Так же выжили и Экзодиты, ранее отдалившиеся от своей родины.

Многие Экзодиты прибыли на Рыцарские Миры, в поисках заселенных своими предками миров. Часто эти миры оказывались заселены Рыцарями. Эльдар пытались изгнать Рыцарей, и на Рыцарских Мирах разгорались войны. В большинстве случаев, Культ Механикус и Рыцари отбивали эти атаки, но они не могли помешать Экзодитам селиться на близлежащих планетах. С тех пор Рыцари и Экзодиты вели долгие и тяжелые войны.

На Земле исчезновение Варп-штормов положило начало эпохе возрождения. Среди соперничающих вождей появился могучий провидец, человек таинственного происхождения, обладающий поразительным знанием древних технологий. История не называет его имени, только титул, принятый им позже – Император. Этот великий лидер объединил племена Земли и создал Легионы Космодесанта, готовясь покорить галактику.

На Марсе Императора сочли долгожданным Омниссией из легенд культа. Слух о его появлении вызвал в среде Культа Механикус религиозную истерию. Когда Император прибыл на Марс, его приветствовали как Воплощение Бога-Машины. И Техножрецы и Техномаги признали его власть и были восхищены теми чудесами техники, которыми обладал Император.

Не все члены Культа Механикус были рады такому повороту событий. Многие верховные Маги увидели в появлении Императора угрозу существующему порядку, как и их собственной власти. Небольшая группа отступников подняла восстание и захватила Храм Вселенского Знания, откуда призывали правоверных к войне против Императора.
Последовавшая битва была короткой и кровавой, реакционеры были побеждены последователями Императора. После тысячелетий независимого развития, Марс и Земля наконец объединились.

Великий Крестовый Поход

Обладая огромными людскими ресурсами Земли и колоссальной технической мощью Марса, Император смог начать новое завоевание вселенной. Это великое деяние известно как Великий Крестовый Поход, длившийся двести лет. Войска Императора покинули Солнечную систему в поисках человеческих миров, уничтожая чужеродных захватчиков. Во время Крестового Похода многие давно забытые планеты были освобождены, но были заселены и новые миры. Империум расширял свои границы.

По окончанию Варп-штормов, Миры-Фабрики смогли установить прочный контакт с Марсом. Через Высший Алтарь Знаний они смогли передать на Марс множество открытий. Марс вновь утвердился как главенствующий среди Миров-Фабрик, между мирами началась устойчивая навигация.

Но с началом активных космических полетов многие Миры-Фабрики вынуждены были отражать нападения чужаков, в особенности – Орков. Хотя Миры-Фабрики могли в определенной степени помогать друг другу, в большинстве случаев они вынуждены были уйти в оборону. Многие Рыцарские Миры, и даже некоторые Миры-Фабрики были потеряны. По мере продвижения, армии Крестового Похода освобождали Миры-Фабрики. Это стало огромным преимуществом для Империума, ведь внушительные военные силы этих миров присоединялась к Крестовому Походу.

В то время, как силы Императора завоевывали все новые и новые планеты, Миры-Фабрики снабжали наступающие армии оружием, боеприпасами, техникой и кораблями. Легионы Титанов вместе с Космическими Десантниками расширяли границы Империума.
Когда Великий Крестовый Поход достиг краев галактики, Культ Механикус основал новые Миры-Фабрики как передовые базы снабжения. Вскоре эти новые миры обзавелись собственными Легионами Титанов. Ближайшие миры стали Рыцарскими Мирами, повторяя устоявшуюся структуру Миров-Фабрик.

Ересь Хоруса

В то время как Великий Крестовый Поход продолжал свое движение, охватив уже всю галактику, появилась новая, непостижимая угроза величию Человечества. Это было восстание, позже известное как Ересь Хоруса. Мятеж возглавил Главнокомандующий Хорус, величайший из генералов Императора, его правая рука и сильнейший из Примархов. Восстание началось на далеких восточных рубежах галактики и охватило Космических Десантников и Легионы Титанов, входивших в армии Хоруса.

До сих пор не ясно, как Хорусу удалось обратить свои войска против Императора, но он был опытным и харизматичным лидером, популярным среди воинов под его командованием. Скорее всего, немногие сомневались в его приказах, а когда стоявшие за восстанием силы показали свое истинное лицо, для предателей было уже слишком поздно. Первое время никто не догадывался о том, что за планами Главнокомандующего стоит нечто более мрачное. Лишь позже стало ясно, что Хорус объединился с Темными Богами Хаоса. И все те, кто последовал за ним, были навсегда прокляты.

Здесь не место подробно описывать жестокие битвы Ереси Хоруса. Галактику разрывали междоусобицы, Космические Десантники обратили оружие на своих братьев, Титаны сражались с Титанами. Стратегия Хоруса состояла в том, чтобы сразиться с самим Императором, атаковав Землю всеми доступными силами со всей возможной скоростью. Защита Земли была ослаблена, а подкрепление лоялистов отставало от Хоруса на недели. Последнее сражение Ереси произошло на флагманском корабле Хоруса. Император одержал победу, но заплатил за нее собственной жизнью. С тех пор и по сей день живой дух Императора обитает в сохраненном стазисным полем трупе, и поддерживается психической энергией.
После поражения Хоруса, большая часть его войск была рассеяна. Предавшие Десантники и Титаны бежали в область Хаоса, известную как Око Ужаса. Здесь реальность и Ворп смешиваются, и потусторонне царство Хаос сосуществует с материальным миром смертных. В этом обширной области существуют миры, населенные демонами и их слугами. Здесь и обосновались отступники.

В Оке Ужаса не действуют обычные законы времени и пространства, и остатки армий Хоруса живы там по сей день. Космические Десантники, сражавшиеся против самого Императора, возвращаются в прошлом, настоящем и будущем, чтобы мстить Империуму. Титаны, участвовавшие в Ереси, до сих пор существуют на планетах Ока Ужаса под властью темных Техножрецов. Их дьявольский разум породил общества техногенного безумия, в которых люди – лишь рабы одержимых демонами машин, жаждущих крови смертных.

Возвышение Высших Лордов

Империум Человечества возродился после поражения Хоруса. После заключения Императора в Золотой Трон, были заложены основы устройства Империума в сорок первом тысячелетии. В это время Имперские организации оформились в том виде, в котором они просуществуют следующие десять тысяч лет. Организации, созданные для поддержки Великого Крестового Похода стали органами управления гигантской империи. Их главы обрели невиданную доселе власть. Они были названы Высшими Лордами Терры, составлявшими совет глав военных и административных учреждений Империума.

Новая правящая организация получила имя Адептус Терра, Адепты Земли, и включала не только самих Высших Лордов, но и управляемые ими организации. С тех пор термин «Адептус» стал официальным титулом всех Имперских организаций. На протяжении всего Великого Крестового Похода и Ереси Хоруса Культ Механикус внес свой вклад в каждую победу и каждое поражение Империума. Теперь Техномаги приняли участие и в процессе восстановления.
Чтобы обозначить свое место в структуре Империума, Культ Механикус был переименован в Адептус Механикус, а его главы обрели титул Высших Лордов Терры. Все последующие тысячелетия Земля и Марс пройдут рука об руку, объединенные единым могучим Империумом, хотя их общества останутся совершенно разными, с собственными правителями и организацией.

Адептус Механикус

Сейчас идет сорок первое тысячелетие. Император просуществовал десять тысяч лет. Его дух, заключенный в впавшее в кому тело, продолжает направлять Человечество. Техномаги Марса возносят хвалу Богу-Машине и его живому воплощению, Бессмертному Императору. Жрецы бесчисленных Миров-Фабрик по всему Империуму продолжают добывать знания. Легионы Титанов и армии Тех-Гвардии защищают и расширяют владения Бога-Машины. Вместе с Космическими Десантниками и Имперской Гвардией они составляют армию Империума, самую мощную военную машину галактики.

Миры-Фабрики и Рыцарские Миры остаются все так же верны правителям Марса. Их промышленность и их подати принадлежат Адептус Механикус и Техномагам Культа Механикус. Большинство миров Империума является частью феодальной империи, управляемой Адептус Терра, но Адептус Механикус сохраняют прямой контроль над своими владениями. Поэтому Миры-Фабрики и Рыцарские Миры не ответственны перед Адептус Терра. Они не поставляют полков в Имперскую Гвардию, не платят налогов в казну. Они отвечают лишь перед Адептус Механикус. Только Инквизиция имеет власть на их мирах, ибо нет в Империуме миров, где бы были не властны эти праведные воины.

Виды Титанов
Происхождение Титанов берет свое начало на Марсе. В древности множество различных кланов вели войны на сухих, выжженных пустошах, раскинувшихся между враждующими Городами-Ульями. Для того чтобы осадить Улей, требовалось что-то, способное преодолеть огромные расстояния необитаемых пыльных пустошей, что-то способное вести за собой армию. Именно тогда были созданы громадные шагающие машины, несущие корабельные орудия, способные сокрушить любой Улей. Когда идея Титанов обрела популярность, было создано множество орудий и стратегий для борьбе с ними.

По своей сути Титаны более всего схожи с кораблями – дредноутами конца 19 – начала 20 века. Дизайн Титана напоминает батарею осадных орудий. Их метод передвижения позволяет передвигаться по любой поверхности, будь то пыльные пустоши Марса, скальные лабиринты, пустыни. Титаны несут то же вооружение, что и Флот Империума, лишь немного уменьшенное в размерах.

Когда Император отправился в свой Великий Крестовый Поход, он взял Марсианские Легионы Титанов с собой. После основания новых Миров-Кузень (или нахождения старых) было основано несколько различных Легионов Адептус Титаникус, производство Титанов началось по всему Империуму. Как и Ордена Космических Десантников, дома и кланы Адептус Титаникус хранят верность своим традициям, тактикам боя и геральдике. К примеру, Легион Боевых Грифонов, основанный на Мире-Кузне Грифон IV, известен своей серо-желтой цветовой схемой.

Как и все войска Империума, Легионы Титанов прошли испытание верности Империуму во время Ереси Хоруса. Множество кланов и домов Адептус Титаникус находились под властью Военачальника Хоруса. Это привело к тому, что практически половина Легионов Титанов перешла под контроль Хаоса. Кстати, интересно то, что на службе Хаоса до сих пор стоят Титаны класса «Грабитель», практически не использующиеся Империумом. Очень часто Титаны Хаоса одержимы демонами, что только повышает разрушительную мощь этих машин.

0

9

Сервиторы

"Сервиторы

Сервиторы это изменённые люди, у которых руки, ноги или другие части тела были заменены на кибернетические или механические. Сервиторам очищают разум и перепрограммируют его так, чтобы они могли выполнять простые задания и подчинялись определённым командам. Очень часто преступник, совершивший преступление против Культа Механикус, приговаривается к Сервитуту Империтус и передаётся техножрецам для модифицирования.

Существует множество различных типов сервиторов, несколько их разновидностей описаны ниже:

Технические сервиторы: Технические сервиторы широко распространены по всему Империуму, и хотя они не предназначены для ведения боя, они бывают очень полезны при выполнении полевых операций. Их часто называют монозадачниками, так как они физически изменены и усовершенствованы для выполнения определённой функции. Обычно они используются как погрузчики или подъёмники, более экзотические монозадачники могут выполнять функции мобильной стойки для оружия или опоры для тяжёлого вооружения.

Боевые сервиторы: Боевые сервиторы это разновидность монозадачников, приспособленных для участия в сражениях. Обычно они экипируются силовыми кулаками и другим оружием ближнего боя (на пример, цепными мечами).

Орудийные сервиторы: Орудийные сервиторы призваны обеспечивать огневую поддержку. Обычно вместо рук им имплантируется оружие. Также они могут быть усовершенствованы различными системами увеличивающими скорострельность и ускоряющими перезарядку.

Преторианские сервиторы: Преторианцы предназначены для предоставления полной защиты техножрецу на поле боя. Это элитные кибернетические воины, которые защищают магосов, а также храмы, святилища и другие значимые для Культа Механикус места от прямых угроз. Преторианцы обычно вооружаются буквально до зубов. Их хорошо бронированные тела обычно вдвое (или даже больше) массивнее обычного человека. Обычно они передвигаются на гусеницах, так как очень тяжелы. Некоторые Преторианцы создаются из искусственно выращенных в инкубаторах гигантов или Огринов, прошедших промывку мозгов. То есть Преторианцы созданы для устрашения недоброжелателей и, если потребуется, их уничтожения. Преторианцы могут также быть Боевыми или Орудийными сервиторами.

Техно-маты: Техно-маты это сервиторы, на прямую связанные с техножрецом и обеспечивающие его органические части всем необходимым, тем самым, освобождая самого техножреца от забот, связанных со слабостями плоти. Надёжно проверенные питательные вещества и стимулянты из техно-мата постоянно подкармливают тело техножреца.

Гомункулиты: Гомункулиты выращиваются в специальных инкубаторных ваннах из плоти и крови самого техножреца. Обычно они выращиваются для того, чтобы очищать органические части техножреца от ядов и вредоносных опухолей, любой подобный дефект через специальную пуповину высасывается и поглощается гомункулитом.

0


Вы здесь » Creative Crossover » Топка » Дополнительная информация о персонажах и вселенных


бесплатные форумы